Новости
О нас
Книги
Конкурс
Гостевая
Ссылки

 

Валентина ЕРОФЕЕВА-ТВЕРСКАЯ

МАРШРУТОМ ДЕТСТВА МОЕГО

1
Запрыгнуть бы в автобус на ходу
И до конца уехать без билета.
Вдогонку за веселым летом
И чью-то радость, на свою беду…
Прижаться лбом к вспотевшему стеклу,
Со светофором вскользь перемигнуться,
И от дождя холодного очнуться
У своего же дома, на углу.

2
Памяти бабушки
Пахли ее подушки
Горьким печным дымком.
Любила мои веснушки,
Любила поить молоком.
Русская печь фырчала,
Сжигая сухие чурки.
Привычно я замечала
Нехитрую утварь  в печурке,
Блины или булки с маком.
Бабуля могла корить
За то, что я с хрустом и смаком
Любила грызть сухари,
За то, что читаю мало,
А в куклы играю в сласть…

… Как рано тебя не стало!
Как медленно я росла…

3
Я помню, как туман по пояс
Стоял в овраге, взгляд маня.
Чужая мама, беспокоясь,
В сердцах домой гнала меня.
Давно уж дома чай согрелся,
Дышал уютом каравай.
А я смотрела, как по рейсам
Катился старенький трамвай.
И он туманом был окутан,
Но взрослым, нет, до него…
Он шел в депо седьмым маршрутом,
Маршрутом детства моего.

4
… Там ходила часто я в кино,
Ела шоколад и эскимо
Там до темноты играла в прядки
И в овраг стреляла из рогатки.

В славном этом городе большом
Сказочно мне было хорошо.
В памяти качается на волнах
Город детства, рыжий, как подсолнух.

* * *

Коснулся май сирени, ив и кленов,
Обшил протоки бахромой зеленой.
И в низ по Иртышу все дальше, дальше
Где ждет тепло и зелень, как и раньше.

Неси с собой тепло, весенний ветер,
Пусть будет твой путь яблоневый светел.
Ночь пройдет, путь из иртышских вод
Лишь тишину речную зачерпнет.

* * *

Пройдусь босиком по щекочущим травам,
По хвое опавшей, по теплым камням.
Сверну по тропинке у клена направо,
Туда, где резвиться в реке ребятня.

Каются ног одуванчиков стебли,
И нежностью, робостью воздух пропах.
Светло на душе, ветер волосы треплет,
И привкус горчащей травинки  в зубах.

И кожей, и сердцем я чувствую землю,-
На травах, листве серебриться роса,
Березам, и соснам, и ласточкам внемлю,
С прищуром и негой гляжу в небеса.

ОЗЕРО

Молкли птичьи голоса.
Все в серых красках – лес и поле.
И туч свинцовых полоса
По небу растянулась вольно.
Земля в предчувствии грозы
Но время будто затаилось.

… И только чашей бирюзы
Лесное озеро светилось.

ЗВЕЗДОПАД

…А мы увлечены тобой
Упавшею звездой хвостатой
Туда, где ветер молодой
Играл листвой шероховатой.

Теченье Млечного Пути
И явно так, и так не просто.
Не пересечь, не перейти,
Не замочивши ног о звезды.

* * *

Румяный отблеск
Шириться, маня,
Зовет из хаты.
Я полуодетой
Нырну во двор
И в стану у плетня-
Так буду ближе
К таинству рассвета.

У МОСТА

Маленькая гавань у моста-
Это тоже родиной зовется.
Любят утки здешние места,
Гнезда вьют…и выводок ведется.

И не страшен долгий перелет,
И весной все снова повториться,
Отчего тоска мне душу жжет?
Клином тень на озеро ложиться.

* * *

Сегодня даль просторна и светла,
Хоть мной Иртыш щетинится шугою.
Свободно распластались над рекою
Мосты, как два больших крыла.
А на душе спокойно и легко-
Я у реки. Мечтается, как прежде,
О пальмах, океанах, побережьях,
О тех краях, что очень далеко.
Я молча хлеба птицам накрошу,
И мне бы улететь в чужие дали,
Куда они на зиму улетели,
И, как они, вернуться к Иртышу.

* * *

В звеняще-ранней синеве
Штрихи лучей зазолотились,
И воробьи засуетились,
Умывшись в луже во дворе.
И я проснулась без печали,
Встречая новый день улыбкой.
Не может быть сплошной ошибкой,
Что так приветливо в начале.

ПОЛЫНЬ

Как растревожило меня
Дыханье терпкое полыни.
Среди ненастий сентября,
К земле прижавшись,
Вянет, стынет
Полынь-трава, трава печали,
Потерь, желаний и надежд.
В конце ли сентября, в начале
Ее горчащий запах свеж.
И что-то мне напоминает
Ее неброский скромный вид.
Полынь-трава растет, не знает,
Что души людям бередит.

* * *

Запуржило, замело, завьюжило.
Ранний зарумянился рассвет.
Все окно покрылось тонким кружевом,
Пропуская бледноватый свет.
Фонари, понурив низко головы,
Друг за другом вдоль шоссе идут.
И лучи их матово-лиловые
Ни тепла, ни света не дают.

* * *

Потеплело – вроде легче жить.
Лютых холодов минули сроки.
У домов проталины свежи.
Лужами щербатятся дороги.
Таинство подтаявших снегов,
От весны черневших – не от горя,
Звуками капели и шагов
Пробудит от зимней спячки город.
Облака на несколько минут,
Проплывая, солнышко зашторят.
Хочется мне крыльями взмахнуть,
Раствориться в мартовском просторе.

* * *

Я улыбнусь, расправлю гордо плечи
У зеркала, больного кривизной,
Когда я на носу своем замечу
Три крапинки
Их не было зимой!

* * *

Накрапывает мелкий майский дождь.
И тополь развернул свои ладошки,
И шелест под ветерком о том,
Как в мае хороши его сережки.
Не спиться мне. Я все чего-то жду.
Мне говор явно слышен тополиный.
А может, мне под дождик, в темноту,
И стать, как тополь, свежей
и счастливой

* * *

И снег иди, и дождик сей.
Любой по силам груз –
Коль есть поддержка от друзей,
И наш надёжен круг.

Среди зимы – душе теплей,
Когда тебя поймут.
И я надеюсь на друзей,
Они всегда придут.

Да, их по пальцам перечесть,
Но мне без них нельзя:
Ни скука не страшит, ни лесть;
И соли пуд готовы съесть;
За стол переговоров сесть –
Когда необходимость есть.
И принимаю я за честь,
Что вы – мои друзья.

* * *

Полной грудью вдохну
Опьяняющий чад чебреца.
И кукушка ликует
Года беспрерывно считая,
И слетит паутинка,
И липко коснётся лица.
Сквозь просветы листвы
Облака перьевые растают.
Звёзды падали в пашни,-
И теперь васильками цветут,
Золотятся колосья
Пространство пронзая усами.
Ноги будто бы сами
Меня в это поле ведут.
Жаром пышит закат,
Словно пламя стоит за лесами.

* * *

Ночь.
Предиюлье.
Летнее раздолье.
Тьма спелых звёзд
у лунного
ведра.
Шагнуть на небо,
словно выйти
в поле,
Чтоб звёзды,
как клубнику
собирать.

* * *

Метель напророчит,
Пурга напоёт.
И зимнюю вечность
Ветра нагадали.
Но люди надеются –
Птичий прилёт
Раскроет весны
Необъятные дали.
Как долго в Сибири
Зима ворожит,
На окнах рисует
Затейливо знаки,
Серебряной нитью
Мой город расшит,
Но стужа и холод
Не вечны; Я знаю –
Природа предчувствует
Трепет тепла –
Темнеет река,
Прогреваются камни,-
Легко отряхнулась
От снега ветла
И трогает воздух
Промёрзший руками.

* * *

Мне хорошо,
И чуть-чуть не понятно –
Зачем удивляюсь
Трезвону трамвая,
Проталин и луж
Расширяются пятна,
И на асфальте
Начерчено Валя.
Снежинки последние
Сыплются с неба
Земли не касаясь
В воздухе тая.
Полные пригоршни
Талого снега…
И чуда, я чуда
С утра ожидаю.

* * *

Как будто кто-то в небе бросил вожжи,
Так клином птичьим покидая юг
Летит весна, спешит по бездорожью,
А на пути ещё снега встают.
Но по утрам уже белят туманы,
Теченьем реки проверяют лёд.
И грач на ветке строгим капитаном,
Выглядывает льдину – теплоход.
Ещё?!
Уже?!
Пунктирная граница
Природа дышит, делает дела,
Уже капель тревожит, суетиться,
(А вот вчера зима ещё была!)
И я спешу, спешу весне на встречу
В предощущенье доброй новизны.
Всё впереди – и лучший день, и вечер,-
Мне вещие не даром снились сны.

* * *

Я порядок наведу во всём:
Стёкла в окнах вымою до блеска,
Новые повешу занавески.
Мы, весна, с тобой своё возьмём!

Вижу, лист крадётся за листом;
А глаза, как дни – теплее стали;
А душа!.. Сейчас ей в пору в стаи,
Что мелькают в небе за мостом.

* * *

Просторно душе –
и слагаются в рифмы слова
Доходчиво, ясно,
ведь время пришло – восхищаться
Нестылой весною,
когда распушится листва,
И запахом талым
со странным названием – счастье.
Найдутся сравненья
проталинам, лужам, дождю.
(Дождь нынче шёл в марте,
что в общем-то рано для Омска).
Как тянутся ветви
и тоже сравнения ждут –
С молитвой, руками,
Свечёй, оплывающей воском…

* * *

Прислушайся, природа ожила,
Поют капели и в сердца стучатся.
В их дробном ритме слышу пожеланье
Надежд на чудо
Под названьем – счастье.

* * *

Поселенья ракит
У проснувшихся вод
Распрямились, встряхнулись
Отчаянно, шумно;
Белоствольный мелькает
Берёз хоровод;
Рассыпается солнце
В воде на чешуйки.
Мне подснежники
Пристально смотрят в глаза,
Клёны счастье пророчат
Большими горстями;
Заполняет пространство
Небес бирюза;
Самолёт светлой ниточкой
Облако тянет.

 * * *

Тиранил полдень город пеклом.
Обмяк и плавился асфальт
Под солнца воспаленным веком
Не в «тыщи», а «мильоны» ватт.

Жара царила до безумья,
Но отступила и сдалась…
Луна скворчащею глазуньей
В жаровне неба запеклась.

Был воздух пряностью настоян,
На Иртыше, качая рябь.
Шли ивы, никли к водопою,
Дарив реке за прядью прядь.

В воде качались отраженья
Мостов, ветвей и чьих-то снов,
И дня грядущего мгновенья,
Который будет юн и нов.

 

 

* * *

Два голубя, усевшись на карниз
Воркуют, и совсем не смотрят вниз,
Кругом весна – большая, как планета.
Смурной прохожий, солнцу улыбнись,
Наполни и глаза, и сердце светом!

Звенит капель и закипает жизнь,
Проснувшись, зелень трепетно дрожит.
Смурной прохожий, посмотри на это.
Свою улыбку встречным покажи,
Ополосни  лицо и душу ветром.

* * *

Нежится сонно река,
Щурится месяц над ней.
Пеной рябит перекат.
Сом притаился на дне.

Тьма. Отступила жара.
Лишь за рекой огонёк,
Там у ночного костра
Тихо поёт паренёк.

Песенка мимо ракит
Вниз по теченью плывёт.
Омут, чернея, таит
Тайны русалочьих вод.

 * * *

День, как вечер пасмурен, но тих,
Словно затаился в ожиданье,
Словно солнцу боязно войти
В серость туч, их обогреть дыханьем.

Сколько все без света проживут
В этой тихой будничной печали?
Вялый сон гуляет наяву,
Птиц не слышно, тоже заскучали.

Словно птицам надобно поспать,
Точно людям от сует остынуть…
Очень жаль, что солнца не видать,
Светоч наш, ну где ж ты, загостилось?

* * *

Прогорают солнечные дни
На кострах, где полыхают листья.
Рвётся паутинки тонкой нить.
Впереди – дождям унылым литься.

Вызрела пахучая полынь.
Кистями калины рдеет осень.
Бабьим летом радует теплынь.
Ветер горечь по округам носит.

Вместе с этой горечью душа
Мечется и не найдёт приюта,
Хоть стремится осень украшать
Все округи золотым уютом.

Облетают листья и кружат
Словно ветер о пощаде просят…
Эх, душа! Зима ль не хороша,
Что ж ты так волнуешься за осень?

* * *

Как звёзды по кошачьи щурятся!
Дух карнавального веселья –
Принарядились в Омске улицы
В  багряно – жёлтое, осеннее.

Мой плащ не сух, и ноги вымокли,
Дождинки волосы усеяли.
Скажите, спутник мой, а Вы смогли
Услышать музыку осеннюю?!

* * *

Так незаметно закончилось лето.
Вызрела, убрана рожь.
Иволгой летняя песенка спета,
В роще волненье и дрожь.

Остановлюсь на краю листопада
И провожу журавлей.
С грустью нагрянувшей вовсе нет слада,
Сладу нет с песней моей.

С ней мне тоскуется, с ней и смеётся,
С ней холода нипочём.
С ветки рябиновой плавно сорвётся
Птицею лист на плечо.

Мне никогда не привыкнуть к утратам,
В час при вечерней поре,
Осень уходит и манит куда – то,
Вечно бы жить в сентябре.

* * *

Весь октябрь –
Самосожженье,
Не дождливо и красиво.
Мне сердечное
Смущенье
Программируют осины.
Птичья гавань
Дремлет в неге,
В камышах
Намокли гнёзда.
И зачем маячат
В небе
Тучи –
Предвещая грозы?
Пусть стартуют
Птичьи стаи.
Вдаль гляжу
Из-под ладони.
На душе
Светлее стало –
Лист слетев
В воде не тонет –
- Загадала?
- Загадала!
- Унесёт листок теченьем?
Если да,
Тогда немало
В зиму будет
Приключений!

* * *

Нет, утро себя
Не заставило ждать,
Свет хлынул в окно,
И по – мимо окна.
В белёном тумане
Манящая даль
Уже ощутима,
Хоть мало видна.
Пророчеством стелется
Вдаль горизонт, -
Чертой подводящей,
Сулящей добро.
Как воздух осенний
Пропитан грозой!
И утренний иней
Блестит серебром.

* * *

Отозвавшись кликом журавлиным
Осень потянулась на юга,
Полетят мечты за белым клином,
Вслед за ним последуют снега.

Тягостно на сердце и печально.
Не жалею только об одном,
Ветер странствий, лёгонький, как тайна
Вдаль манит меня своим крылом.

* * *

Дождь с небес моросил
Размывая все грани.
Пузырилась вода
В лужах и ручейках.
Взгляд упал на окно,
Где алели герани –
Их потрогать возникло
Желанье в руках.
В пелерине тумана
Обманчивый вечер,
Торопливы шаги,
А герань на окне
Огонёчком тепла
Грела руки и плечи –
От чужого окна
Стало радостней мне.
Я спешу в свой уют –
В дом, где тихо и сухо.
Торопливо к подъезду
Сквозь дождь прохожу.
Непогоды небесной
Пройдёт заваруха,
И одно знаю я,
Что герань посажу.

 

КОГДА СТИХИ ЛОЖАТСЯ НА КРЫЛО

 1

Выйду и поклонюсь
низко –
степи раздолью.
На небо засмотрюсь
от солнца прикрыв ладонью   
уставшие за день глаза.
Ветер полощет душу.
От горизонта гроза
мир мой спешит нарушить.
Зычно грохочет гром,
малых пичуг пугает.

Ковыльное серебро
ноги мои ласкает.
Парусом сарафан.
Тягостно и тревожно… 
Ветром летит строфа,
Так, что заплакать можно…
                     

  2

Когда стихи ложатся на крыло
И вылетают из гнезда на волю,
То мыслям, устремлённым в поле
Становится и вольно и светло.
Когда стихи ложатся на крыло.

Летят птенцы, мне их не удержать,
Да и к чему крылатое неволить?!
И если кто-то их полёт освоит
Не зря их, значит, нянчила тетрадь.
Летят птенцы, мне их не удержать.

Надежда есть,  их где-то, кто-то ждёт,
А если так, – я счастлива безмерно.
И также будут счастливы, наверно,
Кто будет с ними совершать полёт.
Надежда есть,– их где-то, кто-то ждёт.

 3

Не привыкать: душа на сквозняках
Бродить привыкла. В жизни с малолетства
Ей далеки – лукавство и кокетство,
И к странностям, увы, не привыкать:
Переплетались рифмы и холсты,
Менялся шёлк на ручку и бумагу,
Как часто батик рисовался смаху,
И точно так же пачкались листы.
Могу ли быть крылатою без крыл?
Но так манят неведомые дали,–
Галактики, пещеры и скрижали…
Глаза мои, вы много не видали,
И многое увидите едва ли.
Но есть душа, с которой мы летали,
От дальних звёзд к подножию горы.

На горе Пикет

Здесь Катунь по-прежнему шумит,
И леса неведомо колдуют…
На пригорке памятник стоит,
Где ветра алтайские кочуют.

Отзвучала жизнь его, как песнь
Родине, что он любил до боли.
И его душа летает где-то здесь,
В многотравье, где так много воли.

В разнотравье тонут берега,
Ветер ивам косы заплетает.
Облака пушистые бока
В стылой речке день-деньской купают.

Солнце в гору ласково ползёт
Омывая бронзовые ноги…
Никогда он больше не пройдёт
В дом родной с пригорка по дороге.

Не попьёт колодезной воды,
Анекдот соседу не расскажет...
Но калины майской белый дым
Для других свои соцветья вяжет.

Горицвет кочует на ветру,
Васильки глазастые беспечны…
Здесь  в июле рано по утру
К памятнику шли мы бесконечно.

Разноцветно у трибун присев,
Приминая осторожно травы,
Слушали поэтов и напев
Ветра у Катуньской переправы.

И стихи, и вольности мотив
Грели  сердце, просветляли душу...
И Шукшин, что будет вечно  жив,
Вместе с нами здесь сидел и слушал.

* * *

Закат каймой окутал берега.
Переплетает ветер ивам ветви.
Ещё неделя – поплывёт шуга
По Иртышу в продрогнувшем рассвете.
Но, а пока что, - плещет солнца мёд,
Повсюду запах бродит многотравный,
Волнуя душу, и она поёт
На все лады, поёт у переправы.
Нас балует последнее тепло,
По матерински – балует и нежит…
Как солнце улыбается светло,
И лучший час грядущий неизбежен.

К СОЛНЦУ

Тихая радость уносится под облака,
К ясному солнцу, стремительно и легкокрыло.
Тихую радость недавно держала в руках,
Но не пленила, а небу ладони раскрыла.

Тихая радость зарницей блеснёт в небесах,–
Бронзой вечерней подёрнется  рябь переката.
Тихою радостью вновь засияют глаза,–
Всё возвращается где-то, когда-то, куда-то…

ЛЕТНЕЕ СЧАСТЬЕ

В Прииртышье сыплются дожди
летние, манящие, парные.
На реке, обозревая штиль,
бакены стоят, как часовые.
Отгуляла, отцвела сирень,
закипают перечник и мята.
А луна надумала стареть:
горбится до света от заката.
Вот серпом зависла в вышине,
и сечёт, сечёт дожди косые,
что сейчас в июньской тишине
промывают травную Россию.
Хорошеют  Омские дворы,
светят купола соборных храмов…
Звёзды в них глядятся до зари,
украшая улиц  панораму.
А в дому на печь забился кот,
намывает лапы – будут гости:
дождь и ветер  у моих ворот,
что подарки по дворам разносят.
Для меня – чудесные дары –
запахи, пропитанные влагой
хмеля, мелкоцвета, череды…
В самый раз, растрогавшись, заплакать.
Лёгкий ветер просится в окно.
Запущу промокшего бродягу.
Он стряхнет дырявое рядно,
на пол брызнет радужная влага.
Закружит шальной, заворожит,
как хозяин по углам пройдётся…
И душа от счастья  задрожит,
и сердечко радостно забьётся.

                      
СРЕТЕНЬЕ

Теряет свой кураж зима, 
последним снегопадом сыплется.
Мороз уже успел насытиться,
как зверь голодный.
Кутерьма
белёной сетью  пелены
по всей округе хороводится.
Ах, пресвятая Богородица,
бывает Сретенье иным?!
Мой путь лежит к метромосту, –
дворы и скверы в белом мареве,
но в городе особый дух:
я вижу в предвечернем зареве,
как золотятся купола
вновь возведенного собора
Успенья, где колокола
весну оповестят нам скоро.
Чем бесшабашнее пурга:
в душе ли снег, в проулках вьюжится,
но тем отрадней брызнут лужицы,
под звон пасхальный в облаках!
* Русский православный праздник

СТАРЫЕ ЗЕРКАЛА

Очнётся явь, качнётся тишина,
нагроможденья сумерек исчезнут.
И как  печали не зияют бездной,
даль проступает, чуть едва видна.
Есть в центре Омска маленький уют:
моя защита – домик обветшалый,
где старина чуть–чуть подзадержалась
на Северных.
И мне спокойно тут…
В нелепых отраженьях в зеркалах,
как будто тихо бродит тень по дому…
Как состоянье это мне знакомо,
когда тревожат нежность или страх,

когда душа бунтует вопреки

людским наветам и сомненьям странным.
И мне вольготно в нашем доме старом,
где православьем дышат уголки.
Тепло, уютно в старой пёстрой кофте,
где приютилась бабушкина брошь.
…Огонь лампадки,  занавесок дрожь,
и жадно ноздри ловят запах кофе…

Очнулась явь, качнулась тишина.

[назад]

Хотите чтобы информация о ваших произведениях появилась в нашем каталоге, пишите к нам на почту zharptiza (a) rambler.ru ("а" в скобках меняем на @) или в гостевую книгу.

Внимание! Все литературные произведения, находящиеся на сайте, защищены Российским законодательством об авторском праве.