Новости
О нас
Книги
Конкурс
Гостевая
Ссылки

Олег ТРУШИН

СНЕГИРИНАЯ МЕТЕЛЬ

Рассказ

Лес интересен, и каждое его местечко примечательно: где-то земляника с черникой побогаче укрылась, а где-то беленькие грибки с подосиновиками хорошенько из года в год растут. Да и сам по себе лес необычен – то березняком угрюмый ельняк сменится, то орешник в глубине соснового бора «примостится». Одним словом лес – загадка. А разгадать – задача не из легких – походишь, потопчешь лесных тропок. А уж коли разгадаешь, так « на коне» будешь.
Есть не далече от нашего дома уж, очень потаенное местечко – низина в глубине соснового бора. Вокруг нее огромные сосны великаны выстроились – в один обхват ни почем не взять, - друзей созывай. Коренастые, могучие, обступили они эту самую низину плотным кольцом – словно в зеркало, смотрятся в нее круглый год, да все ни как наглядеться не могут. А низина та не простая – с годами плотно заросла она лесным сорняком – корьяжником, приютила к себе и вербу – красавицу, что по весне покрывается в ярко-желтые барашки-соцветия, и сосенки приземистые пораскинула – тесновато им среди кустарников, вот и стараются в стороны лесной сор «разогнать» – все попросторней будет. Весной и летом это потаенное местечко живое, - «кипит» на нем лесная жизнь, а вот с приходом холодов безмолствует, - лишь какой ни будь зайчишка темной ноченькой заскочит сюда отведать молодых побегов, лисица, да ласка с горностаем, в поисках добычи, цепочку следов протянут. И все. Постукивает день - деньской большой пестрый дятел на огромной еловой сушине, что стоит на береговом валу, словно не дает окружающему лесу вовсе заснуть в зимнем сне. Постучит, постучит, выбьет из шишки смолянистые семена и за другой отлетит. Так и весь зимний день скоротает за работой. Посмотрит на лесную низинку и вновь примется за дело. А низинка дремлет в снежных покоях, весны дожидается.
Заглядывать на эту самую низинку люд уже давненько не пытается – знает, что взять с нее нечего – летом вся она в зелени болотной скрыта, - плотная трава-сырец, по земле припустила – ходу не дает; ни грибов там тебе, ни ягодок. А зимой одни лишь снежные сугробы – низкое местечко, быстрее всего снежок к себе притягивает. Заметет как следует – пригнет до самой земли кустарничьи головы – попробуй пройди сквозь такую «снежную» стену. Не каждый решиться! Даже крупный зверь низину ту стороной обходит, наверное боится в лесной омут забрести.
А когда-то давным-давно был на месте сегодняшней болотистой низинки лесной пруд. Глубокий. Ключевой. И когда появился он тут, уж никто не помнит. Застали я его еще полноводным, но уже тогда приступал с его берегов осотник-душегуб, скрывая от года к году водную гладь, придавливая «зеркало» к центру. Тогда в весенне-осеннюю пору к вечеру глядя, бегали мы мальчишками на его отлогий берег посмотреть, не присели ли на его воды пролетные утки. И бывало, наблюдали таковых.
Но вот пруд стал умирать – зарастать не по дням, а по часам болотиной, привечать к себе всяк лесной самосад, от которого и деваться то в лесу некуда. Не устоял пруд перед лесным наседанием. Затянуло время его многочисленные ключи, что питали его воды, оставив лишь один одинехонек, что прибывает ручеек-канавку. Летом отыскать этот ручеек трудно, а вот зимой он более приметен – не дает ключевая водица льду заняться, попридерживает удалой морозец. Ручеек-то так себе – в пол шага перемахнешь, а для лесных обитателей живая водица в любое время года.
Высох пруд прямо на глазах, превратившись в лесную болотистую низину. И если кто и попадает сюда, да только лишь пройтись узкой лесной тропинкой, протянувшейся прямо по береговому отвалу – угол срезать. Пройдут такие путники мимо, окинут пустым взглядом лесной омуток и дело с концом. И не у кого из них и на ум не приходит, что низина-то эта не простая. И вот почему.
Однажды летом, прогуливаясь, приметил я на этой лесной низинке снегириную парочку. Снегирь – птица северная,- так всегда мы считали и ждали прилета этой нарядной красногрудой птахи с первыми зимними холодами. А тут лето! Снегири на фоне изумрудной зелени смотрелись как-то весьма забавно. Словно лето с зимой сошлось – снегирей к себе в гости пригласило. Кругом лес наполнен певучими голосами птиц, а тут вдруг снегириные «колокольчики» позванивают, те, что слышишь от снегириной стайки рассевшейся где ни будь в кроне раскидистой калины или рябины, срывающей рубиновые ягодки припасенные осенью.
Вот тогда-то я и уяснил для себя, что не видим мы снегирей только лишь потому, что они в лесу живут, а вот с наступлением холодов к жилью ближе подбираются. Даже народ приметил, что новый год со снегирем приходит.
А зимой, на снежном фоне, снегиря ни за что взглядом не пропустишь – уж больно наряден. Ни с какой другой птицей не спутаешь.
А тогда на дворе стояло лето, и до нового года было порядком.
Так, однажды, заметив в лесной низинке снегириную парочку, стал я туда почаще наведываться. Пропущу денек другой после последнего визита, а на следующий вновь туда, – уж больно хотелось все по подробней разузнать – «коренные» это снегири или нет. И так с каждым своим приходом в это укромное местечко вновь обнаруживал снегириную парочку, а порой лишь по одной песенке определял, что снегири где-то тут по близости.
Тянулось время. Летели годы. Низинка еще больше зарастала. Уже почти не осталось на ней свободного лоскутка земли, где бы не рос корьяжник. Еще труднее стало пробираться сквозь кустарниковые кущи-дебри. И я, честно скажу, давненько сюда не заглядывал – все было как-то не досуг. И вот раз, возвращаясь с охоты, направил свою лыжню в это местечко. Тяжело шли лыжи лесным неудобьем, но я все таки добрался до той заветной низинки. Еще с утра непогодилось, «ленивый» снежок перешел в дружную метель разыгравшуюся к середине дня в самую настоящую снежную кутерьму. Снеговая метель в лесу слепит, сбивает с правильно выбранного пути, пытается запутать.
Еще только стал подходить к низинке, из далека, через пургу, услышал знакомые перезвоны – неужели снегири. А вот когда вступил на заветное место, так сразу и ахнул – по поникшим от обильного снега кустам утопающим в белоснежной кухте, расселась снегириная стайка в десятка четыре птиц. Словно краснобокие спелые яблоки в августовскую пору на ветвях развешаны – если не зима, спутал бы. Звенят своими мелодичными голосками, порхают по снежной колыбели.
Увидел я все это и встал как вкопанный. А вокруг метель не унимается. Рукой слегка нахлобучил взор, чтобы получше снегирей рассмотреть. А они и не бояться вовсе. Прямо таки самая настоящая снегириная метель, над этой самой низиной разыгралась. Увидеть снегирей зимой уже радостно на душе становиться, а тут можно сказать целый снегириный хоровод высыпал. Как не подивиться такому чуду! На перед замечу, что эту самую снегириную стайку, я потом не единожды видел в этом месте.
Снегириная песня под снежную пургу! Она казалась еще более таинственной. Словно звенят, переливаются в хрустальном звоне сами снежинки, осыпающиеся белоснежными хлопьями с бескрайней высоты хмурого зимнего неба. Будто бы зима заговорила.
Стоял я, и смотрел на всю эту снежно-снегириную метель и уходить не хотелось. Самого уж занесло с ног до головы, а все стоял и любовался снегириной стаей. Но метель стоять не велит – отправила меня восвояси, ближе к дому. А за своей спиной, я все еще долго слышал снегириные перезвоны, которые и метель не смогла заглушить.
И подумалось мне тогда, что наверняка вся эта снегириная стайка родом вот с этой лесной низинки. Родились, выросли тут, и вот теперь в зимнюю стужу наведываются сюда, навестить отчий дом. И метель, и мороз им не почем. И наверное частенько тут бывают – ведь домой прилетают. Не верите. Приходите. Вместе проверим.

[назад][вверх]

Хотите чтобы информация о ваших произведениях появилась в нашем каталоге, пишите к нам на почту zharptiza (a) rambler.ru ("а" в скобках меняем на @) или в гостевую книгу.

Внимание! Все литературные произведения, находящиеся на сайте, защищены Российским законодательством об авторском праве.