Новости
О нас
Книги
Конкурс
Гостевая
Ссылки

Александр ТИТОВ

ПЕНЕК – СВЕКОЛЬНАЯ ГОЛОВА

современная сказка

ДЕРЕВЕНСКИЙ ИЗОБРЕТАТЕЛЬ

Пал Иваныч отыскал Платошу во дворе, где тот готовил питательные «кирпичи» для свиней. Они с такой «научной» еды росли не по дням, а по часам, бродили, словно слоны, в загоне из кривых жердей. «Кирпичи» сельский умелец с чистой совестью изготовлял прямо из воздуха.
Старик внимательно осмотрел железный ящик, в котором щелкали желтые искры. Из щелей прибора доносился запах горелого хлеба. Один раз в минуту из отверстия ящика выталкивался кормовой брикет – свиньи, почуяв такой продукт, одобрительно хрюкали.
Уселись под яблоней, за шаткий столик. На закуску Платоша огурчиков соленых принес, кусок кирпича свиного, питательного, отрезал.
Жена Платошина в это время бегала по грядкам огородным, желая топаньем угомонить свою злость. Однако гневное чувство никак не хотело униматься в объемной груди. На голове у бабы платок по-чудному покрытый, вроде как рожки стоят. Грозила издалека гостю и мужу, шипела себе под нос слова нехорошие.
- Твое-то прозвище как? – допытывался Пал Иваныч у Платоши, потому что забыл.
Тот степенно отвечал, что прозвищ несколько, и все чудные. В деревнях народ прозывает каждого человека всегда непонятно, зато в точку и обязательно насмешливо.
Платоша хрумкал огурцом, кивал лысеющей костистой головой, снисходительно прищуривался. При упоминании о прозвищах глаза его заблестели:
- По разному кличут. Кто “дядюшка Сам”, потому что у меня приговорка такая: “Я – сам!”… Окрестный люд прозывает вдобавок Можным – я, ведь, с присказкой работаю. Спросят у меня что-нибудь заковыристое сделать, а я почешу в затылке, да и отвечу: “Небось можныть!..”
Жена крикнула из-за угла сарая тонким скандальным голосом:
- Можный-то ты Можный, а вот денег за работу совсем не берешь, зараза придурочная! Умный человек на одной самогонке миллионером мог бы стать…
Женщина схватила свиной питательный «кирпич», и запустила им в сторону пирующих. Духовитый снаряд смел со стола стаканы. Баба в кидательных делах очень меткая!
Крики, шум, семейное сражение…
Пал Иваныч схватился было за свой костыль, чтобы, как говорится, выступить в качестве примирителя и отходить по бокам сварливую женщину, но Платоша увел старика в мастерскую. Изобретатель объяснил ветерану, что примет против Облаихи безвредные меры.

АКТИВИСТ НОВЫХ ВРЕМЕН

В сумраке мастерской желтело гневное лицо Пал Иваныча. Платоша помог ему вытереть щеки масляной, вполне чистой тряпкой, усадил на пахнущую мазутом скамейку, смахнув с нее лишние железяки.
Ветеран трясся от обиды и вслух жалел, что во время гражданской войны не искоренил вместе с классом угнетателей заодно и класс женщин.
Успокоившись, старик вспомнил, зачем он пришел сюда:
- Платон, дай мне порцию оживлятельных шариков!
Изобретатель почесал в затылке, припоминая, куда он задевал коробочку с этими шариками. Фуражка его сползла на лоб. Встал с лавки, повозился в металлических ящиках, – нашел! Высыпал на ладонь горсть черных маслянистых шариков, похожих на овечьи котяшки. Пал Иваныч сразу цопнул у него один шарик, и тут же проглотил и сразу почувствовал, как по телу идет бодрость, а вслед за ней и свежесть. И вся эта блажь, смешанная с крепкой уверенностью во всем, подступают к старческому сердцу, делая его окончательно стальным.
- А я вот, что смастерил… - Платоша вытащил из кучи хлама ржавое корыто, загремевшее таким неприятным дзыном, что даже Пал Иваныч поморщился. От корыта ветвились желтые разлохмаченные провода. Изобретатель распутал их, воткнул в розетку. Из корыта донесся визг, треск, оно завибрировало, словно репродуктор, затем слегка успокоилось, перестало подпрыгивать на деревянном верстаке. Корыто оказалось непростое, но с экраном, на котором вдруг замелькала цветная телевизионная реклама.
- Что это? – сердито воскликнул старик. Он терпеть не мог разных “буржуйских штучек”
- Самодельный телевизор! – объяснил Платоша. – Он такой, что из него можно доставать предметы по желательности…
Изобретатель тут же сунул руку по локоть в мерцающий экран, представляющий собой замечательно красивую пустоту, в которой мелькало, меняясь, цветное изображение. Ухватив гроздь бананов, Платоша вытащил ее наружу. Оторвал один банан Пал Иванычу, другой очистил себе. Тут Платошина баба, откуда ни возьмись, заскочила в сарай, да и цапнула всю остальную гроздь, и убежала с ругательствами по своим делам. Платошин очищенный банан от внезапности вывалился у него из технических некультяпистых пальцев, шлепнулся на промасленную землю пола.
Изобретатель не горюет: телевизор-то под рукой, авось еще чего подцепим! Р-раз! – и вытащил два больших помидора.
Слышно было, как сварливая женщина ругается в саду: мала гроздь! Мог бы и какую побольше выцарапать. Экий дурак Платоша живет на свете! Требовала рекламный стиральный порошок, хотя муж смастерил для нее из деревянной бочки умную стиральную машину, которая стирала без воды, не говоря уже о прочих веществах – с помощью электрического поля она делала одежду чистой и выглаженной. Вещи старые и дырявые после “стирки” становились абсолютно новыми! Но такой женщине разве угодишь? Вынь да положь ей современность!
Пал Иваныч неуклюжими подрагивающими пальцами очистил банан, откусил, медленно пережевывая заграничную растительную массу. Заокеанский вкус плода удивил: что это на самом деле – наука или дар божий?
Изобретатель пожал плечами – в науке он не разбирался, лепил кое-что из подручных средств по собственной догадке.

[вверх][вперёд]

Хотите чтобы информация о ваших произведениях появилась в нашем каталоге, пишите к нам на почту zharptiza (a) rambler.ru ("а" в скобках меняем на @) или в гостевую книгу.

Внимание! Все литературные произведения, находящиеся на сайте, защищены Российским законодательством об авторском праве.