Новости
О нас
Книги
Конкурс
Гостевая
Ссылки

Александр Степанов

Поэты завтрашней России

Задумчивый поиск гармонии

(Рецензия на рукопись второго поэтического сборника Татьяны Антоновой, 39 стихотворений с прозаическими врезками между ними).

Как человека встречают по одёжке, так и стихи сначала предстают в глазах чёрточками слов, в памяти – созвучиями.
Мне посчастливилось познакомиться с творчеством Татьяны Антоновой, когда ей было ещё только двенадцать, и уже тогда меня завораживала ритмическая стройность её стихотворных строчек, ритмика стиха безупречна! Но более всего очаровывала в её ранних сочинениях сокрушительно неожиданная ассоциативность сложенных воедино мыслей-фраз. Тогда и был издан её первый крохотный сборник “Моё сердце – комочек маленький” в серии “Поэтическая ступенька”.
Сегодняшний сборник – невероятно быстрый восход автора по ступенькам мастерства поэтического отражения окружающего мира. Художественная ткань новых стихов выткана настолько тонко, что у рецензента есть почти физический страх нечаянным словом (даже хвалебным!) задеть и потратить основу. Так, поэтесса в отличие от пробных сочинений в некоторых стихах допускает (явно, намеренно и обдуманно!) сбив ритма. И ассоциации по близким и не совсем близко стоящим признакам достигают большей точности и убедительности. Как признаётся сама, пытается составлять строки “сбивчиво, тонко, однако же – смело” (стихотворение, посвящённое И.Бродскому).
Разнообразны и филигранно отточены по форме разные стихотворения: особенно хороши акростихи, в которые несмотря на рамки жанра, как правило. вкладывается глубокий смысл.
Примечательно, что в этот раз автор перемежает стихотворные столбцы прозаическими “врезками”. Но такими же ритмически организованными и образными, как и стихи. В одном таком кусочке автор называет эти вставки “безумной прозой”, а мне в них видится поэзия длинных строк.
И таким образом важно отметить, что автор не просто сочинила отдельные произведения, а сотворила книгу с единой архитектурной структурой.
Но и это не всё. Сборник представляет собой плотно сложенное художественно-философское строение. Фундамент его основан на идее всевечного общечеловеческого познания сути жизни на этом свете и даже за его чертой.
Проще говоря, вся книга это размышления молодого человека о жизни, о любви, о смерти.
“Я этот мир задумчиво люблю…” – эта строчка не только определяет характер отношения автора к жизни, но точное подтверждение серьёзности отражения её в своих произведениях. И, конечно же, большинство их – о Любви, мятущейся, порой грустной, но светлой. И тут же суровые раздумья о смысле жизни и таинства смерти (“А ведь когда-то я умру…”). Печалью потери чего-то важного, неудержимого человеческим усилием пронизаны многие строки других фрагментов сборника: “Мне вспомнилось, как в детских книжках рисуют ад…”, “Я была совсем одна.//Точнее – исчезала в лунном свете…”. Но, заметьте, ни единым намёком автор не выдаёт упадка своих сил и чувств перед свалившимся на неё, фактически ещё ребёнка, в реальной жизни горем, лишь в самом начале она как заклинание повторяет посвящение своего труда рано трагически ушедшей из жизни мамы.
А ещё находится воля, чтобы не впасть в “ипохондрию”, к каким-то событиям в жизни отнестись с иронией. Например, в стихотворении “Сегодня на свете исчезла ложь…”:
Печально, несмело горит луна,
Принцесса у трона, нет сил допить.
Король, пригубите со мной вина…
Я буду вас вечно любить.
Такой широкий спектр художественного отражения авторского мироощущения точно определяет внутреннюю логику всего сборника: поиск гармонии. Татьяна Антонова – истинный русский молодой поэт!


23.10.05.

Поездка в Незнаемое… В удивительно чудесное…


Кате Доличевой только 9 лет. Она – ученица 3-го класса 40-й школы города Тольятти. А уже записала две большущих повести и около полусотни коротких рассказа. Записала крупным неровным, ещё неоформившимся почерком. С ворохом описок и грамматических ошибок – особенно в тех словах, которые она только что узнала и наверняка ещё не вполне осознала их смысл. Но вот ведь как чудесно получается! Все её полуграмотные, наивные творения так и светятся светом внезапного познания окружающего её мира! И вспоминаются слова великого открывателя многого нового, до него неизведанного Владимира Маяковского об одном из важнейших качеств литературы: «Поэзия – езда в незнаемое». А у Кати один из замечательных рассказов так и называется: «Поездка в Феодосию». Позволю себе привести его полностью с некоторой правкой в морфологии и пунктуации.

Поездка в Феодосию

Однажды мы с мамой разговаривали. Я говорю: «Мам, а давай в Феодосию поедем». – Для этого надо билет покупать, - ответила мама. «Давай купим», - сказала я.
В комнату вошёл папа.
-Мы едем в Феодосию, - объявил папа.
-Ура! Ура! Ура! – Закричала я.
И вот мы уже едем в поезде. Сколько было всего красивого! Мы проезжали деревни и города. На ровной равнине бегали лошади. За окном виднелись леса, поля, горы. А ночью я слышала гул поезда. Скоро меня разбудили родители и сказали: «Всё! Приехали!».
Я вышла из поезда и увидела необычайную красоту.
Мы жили у папиной бабушки. В самый первый день пошли по рынку. Накупили овощей, фруктов и мяса. Потом пошли на пляж. Я ещё не умела плавать. Так что заходила в море только по колено.
Вдруг на берегу мы увидели обезьяну. А с ней – фотографа. Я говорю: «Мам, давай сфотографируемся». И сели рядом с обезьянкой. А потом угостили её бананом.
Видим: мальчики что-то в банке несут. «Что вы несёте?» – спросила их мама.
-Рака, - ответили мальчики. - Мы за ним ухаживаем…
И отпустили…
Когда наступили холода, мы хотели уехать. Но какая-то женщина сказала: «Сегодня должны лебеди прилететь…».
Я ни разу не видела лебедей и сказала: «Мама, давай ещё на немножко останемся». И долго уговаривала маму. Наконец-то мама сказала: «Ладно – только на один день и всё…».
Пошли на пляж. Смотрим: летят белые лебеди! Ах, как они изгибали свои длинные шеи! Мы их кормили с рук. Потом прилетел один чёрный лебедь.
Так я побывала в Феодосии.

… Вы только вникните в это немудрёное повествование – сколько сильнейших чувств отразил ребёнок, излагая простым, даже просторечным языком открытие новых предметов и явлений!
В книге воспоминаний «Два брата – две судьбы», вышедшей недавно, известный по замечательным детским стихам поэт Сергей Михалков пишет о его встрече в молодости с другим замечательным писателем Самуилом Маршаком. Тот так напутствовал начинающего литератора: «Никогда не забывайте, голубчик, что по книгам…ребёнок учится не только читать, но и говорить, мыслить, чувствовать» (цитирую по заметке «Братья Михалковы» в газете «Труд» №21 от 8.02.06). И даже на примере одного рассказа Кати видно, что она не только научилась читать и писать, и не только сильно чувствовать, но и говорить. Имея в виду почти профессиональное построение сюжета – с завязкой, развитием событий, с развязкой и с таким редким приёмом даже для некоторых опытных литераторов, как задержка действия – цезура. Когда девочка упрашивает маму задержаться на прежнем месте ещё на один день. А какая точность воспроизведения диалогов бытового характера! Это неполное «мам», это отнесение глагола на последнее место фразы в разговоре!
А вот послушайте, с какой фразы начинает юная сочинительница повесть «Таинственная кость»: «Это было… Это случилось в семь часов вечера…».
Сразу вспоминается Толстовское начало «Анны Карениной»: «Все счастливые семьи…». И следом: «Всё смешалось в доме Облонских…»
Сколько умных взрослых авторов мучаются в поиске завлекающего начала повествования! А тут – на тебе: «Это случилось в семь часов вечера…». И всё тут! Как не заинтересоваться далее тем, что же случилось именно в это время.
В рукописи немало таких чудесных зарисовок, где юный автор с пронзительной любовью описывает всё, что окружает её и чем она занимается. Это и общение с домашними животными ( рассказы «Лёва», «Преданность», «Привычка кошки» и другие), и приключения ( «Заблудились»), и детские забавы («Горка», «Мои развлечений»), и сказочные фантазии о предметах быта и опять же животных («Тапочки», «Линейка и карандаш», «Домашний и дикий»)…
Словом, ребёнок естественным образом описывает всё, что видит вокруг и чем сам занят. В отличие от многих моих воспитанников, которые фактически «зомбированы» телевизионными «ужастиками» и пошлостью, а в своих литературных пробах пережёвывают эту гадость. Катя же, напротив, в основном фиксирует то, что её окружает. В том числе и несправедливость: скажем, когда существуют противоречия между бедностью и богатством. Своё отношение к этому автор чётко зафиксировала в рассказе «бедный Снеговик и богатая Собака». Вот как заканчивает она его: «Бедный, бедный Снеговик!» – дразнила его Собака. «Хотя я и такой, но живётся мне неплохо. Но этим не хвастаюсь…» Собака долго дразнила Снеговика. Скоро подула сильная метель и Собаку снесло в большой сугроб. А Снеговик остался стоять и любоваться природой. Хотя и снежной…». Окружает же юную сочинительницу, вполне очевидно, всё доброе, светлое. Поэтому, скажем, даже в рассказе «Ночные наблюдения», а они по инерции могли бы вызвать «тёмные» чувства и мысли, у девочки яркие и ясные.
«Вдалеке загораются огоньки – на улицах фонари зажигают свои светики. За стеклом окна кажется: как будто там, во дворе, рыбка плавает, как в аквариуме. Это бесконечно едут машины с огоньками. Ночью на небе – куча звёзд. Снизу кажется, что там, наверху, тоже дома и деревеньки с огоньками.
Ночь – это девушка в синей чудесной шубе…».
… Ну надо же – такой неожиданный, поистине поэтический образ Ночи! Клянусь – ни один «застольный» профессиональный поэт не придумает такой!
Нетронутый начётничеством детский ум, играючи с языком, способен сотворять новые чудесные словосочетания. Их у юной изобретательницы – множество. Вот чудесная фраза: «Линейки с карандашами у мальчика то валялись на полу, то где-нибудь там, где он сам не знает…». «Пуделю стало НАДОЕДЛИВО (выделено мной – А.С.) разговаривать с таксой…». «Вдруг ВЕСЁЛАЯ дорожка закончилась…». «Пение птиц прямо ЗАХВАТЫВАЕТ душу…». Горка была МОГУЩЕСТВЕННОЙ и снежной…». Собака Эльза была богата – БОГАЧЕ НЕКУДА…».
Закончить хвалебную часть обзора стоит двустишием из последней тетрадки Кати:

Знаю я: бывает буква,
А за ней идёт НАУКВА!


Может быть, от кого-то услышала это новообразование, а может быть, сама придумала – всё равно здорово!
И всё же… Модное поветрие нашего времени слегка коснулось и замечательной сочиняшки. Иногда Катя пытается писать о том, что передаётся из третьих рук. Это невинным образом проявляется в зарисовках «Африка», «Верблюд» и других, где видно, что описывает она предметы, существа и явления, о которых либо вычитала, либо высмотрела по телевизору. Но это было б пол-беды. Хуже, когда в сказочном повествовании «Переезд» (опять – езда в незнаемой!) девочка вводит персонажи с иностранными именами: птичка Лори, жирафёнок Тобби, его сестра Клёвер, их папа Генри, котёнок Марианэт и т.п. И хотя сюжетным строем повесть увлекательна, а похвально желание написать об экзотической Африке, однако, это вторично и этим «авторёнок» снижает интерес к написанному. Ведь у Кати замечательно получаются истории на нашей родной земле. Так, к примеру, так назвала она один рассказ: «Наш РОДНОЙ лес», в котором, несмотря на описательность и отсутствие события, проявляется острая наблюдательность и любовь к Родине автора.
Юная сочинительница ещё так мала, что, возможно, не всё поймёт из рецензии. Кроме того, вряд ли осознаёт сложность дела, которым увлеклась. Поэтому сегодня ответственность за дальнейшую творческую судьбу девочки должны полностью взять на себя родители и бабушка (которая, по всей видимости, опекает внучку-сочинительницу). Как случалось не раз с одарёнными детьми, пагубными для них оказываются две крайности: полное равнодушие к доброму увлечению, или безудержное восхваление творческих удач ребёнка. То, что Катя одарена от природы - несомненно. А для развития истинного таланта следует многому учиться (а это необходимо при любых достижениях), а также – неограниченное совершенствование мастерства. Нужен характер: целеустремлённость, трудолюбие, здоровое честолюбие и т.д., и т.п.
Чисто технические рекомендации старшим. С учётом замечаний и рекомендаций рецензента необходимо перевести рукопись в печатную форму (на пишущей машинке, компьютере) с одновременным исправлением ошибок и описок автора.
В том виде снова представить рецензенту-составителю-редактору для подготовки рукописи к изданию книги (да, рукопись готова к дальнейшей работе автора и редактора!). Желательно распечатать несколько экземпляров для предложения рукописи на конкурсы, фестивали (их в городе, областном центре и в столице проводится очень много), а также для предложения к публикации в СМИ и коллективных сборниках. По мере возможности рецензент может содействовать и тому и другому…

10.02.06.

Юлия Шлыкова. ИГРА ДУШИ МОЕЙ Поэтический сборник.
Редактор-составитель А.Д. Степанов
Стихи, возросшие из Детства


(От редактора)
Форменные дети, эти художники, право слово! Потому что неисправимо глуповаты. Но как мудры! Сотворят же какую не то несусветную фигуру, то ли грубовато простую, то ли закомуристую, каковую с первого взгляда-то и не поймёшь толком. Но уж очень заманчиво разгадать что к чему. А расшифруешь, и ахнешь: это же такая чудесная вещица получилась! Узнаёшь её как родную, и покажется вдруг в волнении и доброй зависти, что и ты хотел бы такое отчудить, да не смог. Но и порадуешься за других: другие смогли – спасибо им за радость узнавания родного… Нет, недаром великий Пушкин сказал, как отрезал: «Поэзия, прости, Господи, должна быть глуповатой!». Он-то в своём творчестве остался навечно дитяткой…
Такие вот ассоциации возникают при знакомстве с Поэтическим сборником поэтессы (она сегодня всего-то ученица 11-го класса тольяттинского лицея №67, а первые стихи обозначены пятью годами раньше. Но и тогда ее первые пробы печатались в городской прессе, она заметно выделялась в детской литературной студии «Писаки»: завоевывали первые места в творческих конкурсах, проводимых ежегодно Тольяттинским государственным университетом). Именно Поэтического сборника, потому что кроме самого важного – высокообразного мироощущения и отражения, в нем благо наличествует и яркая аллегория отдельных строчек, и чистописание в словосложении.
В стихах Юли легко угадывается светлая и глубокая душа, рвущаяся к самому главному: к поиску смысла жизни. И делает это она как в масштабах необъятного пространства Вечности и Вселенной, так и в тесном мирке не всегда уютного быта.

Я одна в необъятном мире
На просторах пустых вселенной…
Нас дождливый осенний вечер
Укрывает своим крылом,
И короткой минуты вечность
Обнимает двоих теплом.
В другой раз делает это с простоватой хитрецой:
Неизвестная сабуля,
Очень тяпная сабуля
Села на голову очень
Робкой и трусливой Юли.
Тогда Юля завизжала.
Очень сильно завизжала.
Так что чёрная ворона
Сразу с дерева упала…


Потешка сочинена в раннем детстве, а не всунулась в сборник только из-за боязни редактора нарушить цельность вдумчивой философии стихов взрослеющей поэтессы. Несмотря на абсурдистскую основу, сочинялка содержит замечательный подтекст, потому что… Впрочем, каждый читатель волен расшифровать сам и по-своему… Потому что лирическая героиня, да пусть сама автор! – находится в том мире, «Где играют рыцари и маги// В игры, что понятны мне одной…//…На листах линованной бумаги// тишиной.//».
В неугомонной, но степенной погоне за смыслом жизни автор, кажется, иногда находит ответ на вечный вопрос человечества:

Просто жить, просто верить,
Или просто дышать,
Не уметь ненавидеть (! – А.С.),
Или просто не знать
Понимая нелепость
Чёрно-белой игры;
Отпускать в бесконечность
Душу, птиц и шары;
Дней сожжённых не мерить,
Зная: будешь платить…
Просто Жить, просто Верить,
Или просто Любить…


Прошу прощения за цитирование стихотворений полностью, но иначе они не воспринимаются – вся образная ткань их целостна и потому обворожительна. Зная о том же свойстве многих стихов поэтессы, отсылаю читателей ко всему сборнику: в нём есть чем насладиться – и напевностью классического русского стихосложения и потаённой сокровенностью в грусти и просветлении лирического образа. Хотя трудно сдержаться, чтобы не процитировать ещё одно сочинение, на больную во все времена тему войны и мира (уж очень часто она раскрывается общими плакатно-«урашными» способами!). А так у Юлии:

Небо над полем битвы…
Раненым и убитым
В зрячие и слепые
Лица
Звёзды глядят…
Как всё могло случиться?!
Лучиков тонких спицы –
Знаком вопроса…
Жизни
Не возвратить назад.


Да, даже в самых лучших стихах Шлыковой можно при придирчивом рассмотрении обнаружить стилистические и технические «заусенцы»: где единый ритм не выдержан, где-то рифма «хромает». Но тут как раз тот случай, когда эстетическая и философская основы так сильны, что некоторые шероховатости обращаются в достоинство, выказывают быстро пойманный миг душевного озарения...

10.03.05.


Этот обзор конкурсных работ младших школьников г. Тольятти в номинации «Литературное творчество сделан мной на семинаре мастер-класса, на котором всегда настаиваю, потому что в конкурсах важнее не столько признание или непризнание одарённости, сколько лишний раз обретение навыков, учёба.(14.02.06).


Первые шаги в науку… Литературное творчество


(Внимание – имена авторов при чтении обзора не называю: мои оценки могут не совпасть с суммой оценок всех экспертов… Но выразить мнение о работах вообще и анонимно – необходимо!)
Представленные на конкурс работы можно условно разделить на несколько групп по жанрам и содержательно-художественному качеству.
По содержанию все они по-своему интересны. Большинство сочинений – выражение добрых чувств: любовь к Родине, уважение к старшим, духовность и душевность. Так что можно сделать вывод: юное поколение, несмотря на отраву чернухи в современной литературе и средствах массовой информации, а также не всегда положительную реальность, стремится к доброте, верит в доброе. Поэтому нас здесь интересует не столько, о чём пишут дети? сколько – как всё это ими отражено. И начну с самой интересной в художественном плане группой работ.
Их авторы, по крайней мере, представляют особенности литературного слова. Не случайно, скажем, подборка стихов одной из девятиклассниц (Насти Чепухиной) в прошлом году была опубликована в газете Союза российских писателей «Российский писатель». К сожалению, почему-то она её не представила на нынешнюю конференцию. Тем не менее, в одном из четырёх стихотворений она ярко продемонстрировала не только художественно, но и по-философски чувство Родины:

О любви кричать я не сумею…
Только в сердце боль тихонечко болит,
Если кто-то – пусть взрослее и сильнее,
О России плохо говорит.


А у третьеклассницы (специально не называю имён авторов, чтобы не воздействовать на решение жюри в окончательной оценке работ) уже само название подборки поэтично: «Цветные стихи». Девочка (Таня Кардановская) с любовью и пристрастием вглядывается в окружающую природу:

Небо над садом синее –
Осень в холодном саду.
Белы хризантемы от инея.
Я по дорожке иду.
Холодно, холодно вишенке,
Голые, голые в ряд.
Бедные, бедные яблоньки
Робко поодаль стоят.
Образно мыслит двенадцатилетняя сочинительница (Диана Нуждина):
Снежок лежит на тротуаре,
А небо в чёрном пеньюаре…
Идёт по улице апрель,
И в такт шагов звенит капель.


В многочисленных стихах восьмиклассницы (Ани Давыдкиной) привлекает внимание светлый юмор: всё окружающее девочка воспринимает с доброй иронией. Причём, похвально, что она находит для выражения весёлых чувств предметы и явления совсем рядом, во всём будничном. В школе и на лугу, в квартире и в саду. Ночью и днём, летом и зимой. Любопытна такая зарисовка:

Лада – новая машина,
Служит папе, как дружина.
Маме – новая подруга,
Ей завидует округа.
Ну, а мне она такая:
Как родители, родная…
И ещё одна миниатюра:
Роза
Одинокая роза растёт на горе,
Скучает, наверно сейчас.
Я к ней иду,
Но никак не дойду –
На гору залезть никак не могу…


Чудесное подражание японскому танку (или танке?), где проступает мысль о том, что постижение красоты доступно через какие-то усилия.
Надо подчеркнуть: как правило, легче сочинять что-то о далёком, даже мало знакомом – потому что есть возможность сколько угодно фантазировать, выдумывать. Сложнее и ценнее поднимать на высоту поэтического образа то, что близко, к чему привыкаешь, как бы не замечаешь. Как говорил русский поэт Сергей Есенин: «Лицо к лицу – лица не увидать». Чтоб рассмотреть близкое, требуется определённая смелость и, конечно, умение. И это в приведённых примерах юным сочинителям удаётся.
Умением нарисовать характеры людей в движении событий и поступках обладают более всего три автора прозаических повествований. Восьмиклассница (Таня Тимошинова) рассказывает о трагических событиях в жизни своих героев. Один из рассказов начинается динамично, живо: «Олег Дмитриевич ехал по мокрому асфальту, за окном вовсю хлестал дождь. На часах было уже почти за полночь…». Это очень важно для прозаика: быстро развивающимися событиями заинтриговать, завлечь читателя.
Тринадцатилетней девочке (Марии Акимовой) удаются портретные характеристики своих персонажей. Вот с некоторой авторской иронией: «Взъерошенные тёмные волосы, пустота в глазах и немного странное выражение лица – всё говорило о том, что бедняга только что делал домашнее задание по алгебре.» А вот другой герой повествования: «На нём была толстовка изрядно потрёпанного вида, а под глазом переливался всеми цветами радуги здоровенный фингал. Несмотря на это, у него было довольно серьёзное выражение лица».
Её ровесник «одолел» (Дмитрий Тихонов) небольшую повесть и, точно, преуспел в составлении диалогов – это придаёт сочинению драматургический характер.

- Слушай, Лёш, ты случайно не слышал, о чём они тут ворковали, а?
- Они хотят тебя побить.
- Хех, не впервой, - с ноткой неуверенности в голосе проговорил Володька.
-Нет, ты дай мне договорить! – перебил Лёшка.
- Хорошо, я тебя слушаю…

Поскольку речь зашла о драматургии, следует особо отметить инсценировки для агитбригады, сочинённые семиклассницей. Это весьма непростой жанр, где требуется умение подчинить все диалоги, действия и декорации одной теме, закрепить их единым сюжетом и идеей. С этой задачей автор-шестиклассница (Алсу Тукфеева), думается, справилась. Примечательно, что в них узнаваем наш город, наша «продукция», в частности, производимая на нашем автозаводе машина «Калина»:

Вышла я с конвейера,
Крыльями сверкая,
Плыву себе по городу -
Вся из себя такая!


Отдельно надо сказать о сказочном повествовании. Здесь необходимо такое умение, которое бы не позволило не повторить уже многое сочинённое. Сказки двух пятиклассниц ( Валерия Фаст и Оля Муштакова -прямо братья Гримм!) отличаются тем, что события в них происходят как бы сегодня, на наших глазах. И хорошо, что девочки следуют традиционным формам и приёмам народных сказок.
Хочу предупредить обиду авторов именно этих наиболее удачных работ после следующих замечаний. Потому что остальные литературные работы почти не отвечают самым простым требованиям жанра. И если в признанных мной лучшими работах недостатков мало, или только в отдельных местах, то оценённые низкими баллами, изобилуют ими. Поэтому считаю более полезным остановиться на первых.
К примеру, очень похвально стремление одного из авторов (Настя Чепухина) цикла стихов «если разлучить меня с Россией…» признаться в любви к Родине. Однако, не всё получается у неё сделать ярко и убедительно. Так, в стихотворении о гербе России утверждение, что «стремиться орёл лишь к заслуженной славе, не меркнет его путевая звезда» слишком невнятно и спорно. Какая связь между заслуженной славой и путеводной звездой? Получается набор «дежурных», многажды использованных словосочетаний, мало связанных друг с другом. Можно было бы приветствовать желание этого автора «приземлить» проблему экологии на местную «почву» в стихотворении «лишь у лягушек Озеро в почёте…». Уже в самом названии противоречие с текстом: значит, не так уж грязно озеро, если уже лягушкам в нём вольготно. Не стыкуются выводы и в такой строфе:

В него (в озеро) весь Шлюзовой свои отходы льёт,
И химикаты все вы в нём найдёте.
Никто им не любуется,
Никто воды не пьёт.
Лишь у лягушек озеро в почёте!


Может быть, химикаты какие полезные, если такие довольно прихотливые существа, как лягушки, уживаются с ними!
Специально останавливаюсь на произведениях этого автора, потому что явно просматривается одарённость автора. Недостаёт навыков стихосложения. В частности, автор допускает множество звуковых стыков. «Жить без озёр совсЕм нАм бЫло б скучно»… Сталкиваются три ударных слога. «ОН На фото до сих пор молодой» – стык согласных звуков… Хромает стилистика, т.е., словоупотребление: «ИМ Матери вслЕд мАшут платком» – получается, несколько матерей машут одним платком. Как это? Ещё. В начале стихотворения автор утверждает, что «книги, фильмы о войне не дают уснуть…», а в конце: «Я не знаю о войне ничего…». Приходится догадываться, что речь не о том, что персонаж сочинения ничего не знает о войне, а о том, что, слава Богу, не испытал ужасов войны. Но так и надо говорить.
Давно знаком с творчеством восьмиклассницы из 48-й гимназии (Аней Давыдкиной). Некоторые её стихи печатал в коллективном сборнике. Замечательно, что она много, очень много сочиняет. Но тут как раз тот случай, когда ей пора от количества перейти к качеству. Насколько заметил, она может сочинять «с лёту». Даже просит: «подскажите, о чём сочинить?». Скажи ей «сочини про утюг»», она тут же выдаст четверостишие. Причём, играючи, сочинит смешную историю. Именно: играючи. И это, повторяю: здорово! Однако, начинающим литераторам следует учесть: настоящее, правдашное литературное творчество поэтапно. И наравне с игрой в слова и в воображение должно содержать кропотливую работу над смыслом, над словом, над всем, что предполагает художественное отражение чувств и мыслей. Беру стишок наугад:

Лето пришло и тут же прошло,
Совсем незаметно для нас.
А как оно радовало нас (сбив ритма!)
Лето ушло – веселье прошло (почему? – не объяснено)
Осень пришла – в школу пора.
Но это не навсегда.
Ура! Ура! Ура!


Всё сумбурно, не объяснимо – почти все заявления вызывают вопрос: почему?
Текст песни «Растаяла летняя сказка» другой поэтессы (Диана Нуждина) точно, но слепо копирует убожество телевизионных шоу-поп-текстов (припоминается строчка из такого шлягера Льва Лещенки «Мы попрощаемся со сказками»):

Мы попрощаемся с лаской,
Никаких больше лишних слов,
И растаяла летняя сказка,
А точнее – большая любовь…


Никакого смысла, пустой набор слов… В других строчках весьма бедные, или совсем отсутствие рифм. Опора только на гласные звуки: «тьме-тебе», «тебе-дне», «санях-шутя». А в стихотворении «Русская душа» - давление глагольных рифм. И было б оправдано, если б стихотворение отражало какие-то действия (именно глагольная рифма придают повествованию динамику), здесь стихотворение декларативно: «не забыли-жили-сохранили-подарили»…
С некоторыми вариациями эти же недостатки характерны для большинства других стихотворных работ.
Остановлюсь на содержательной стороне прозаических произведений двух авторов (Дмитрия Тихонова и Тани Тимошиновой). Несмотря на добротное владение художественным слогом, отмеченным чуть раньше, думаю, на содержание опять-таки повлияло «чернушное» телевидение и «желтушная» пресса. И дело тут не в том, что авторы описывают остро-драматические события в реальной жизни. Беда в том, что весь смысл произведений заключён в безысходности, непреодолимости жизненных драм. Наверно, в реальности это случается. И много случается. Однако, народная мудрость, опыт сильных духом и часто – реальные пути, приводят к преодолению сложнейших обстоятельств. И одна из благородных задач искусства вообще, литературы, в частности, подсказать эти выходы, поддержать в сердцах волю к преодолению… А вот что читаем в концовках двух рассказов одного автора:
«Алёна после смерти отца не произнесла ни слова. Ни в одной из самых престижных (ух, какое моднющее слово!) клиник не смогли ей помочь…». «О его смерти я узнал из газет. Он исполнил свою мечту. Он полетел…» – выходит, смерть – полёт?!.
У другого бедолага персонаж бездействует, когда его жестоко, часто, беспричинно избивают одноклассники. Так же, как в большинстве заполонивших эфир боевиков «оттуда». Причём, обратите внимание: в большинстве этих «жутиков» из-за рубежа авторы назойливо и, надо отметить, умело навязывают зрителю симпатии к явным преступникам. И хотя наш юный подражатель прямо не объясняет мотив ненависти к слабому персонажу, между строк прочитывается поддержка им жестокости хулиганов-одноклассников…
Особая речь о многочисленных эссе и путевых заметках на одну из важных тем отношения к родному краю, к малой и большой Родине. Скорее всего, эта тема задана в порядке школьного сочинения и представляет собой журналистскую пробу. Не хотелось бы отбирать хлеб у смежной секции, и всё же, как журналист с огромным профессиональным стажем, скажу несколько слов. Наиболее интересной и достойной жанра работой показались путевые заметки девятиклассницы (Любови Сульдиной») «Люблю Отчизну я…». В них, действительно, репортируются живые наблюдения автора. Правда, к сожалению, очень бегло («Колёса отстукивают пульс паровозного сердца. Мелькание деревьев и фонарей за окном постепенно усыпляет». Красиво написано. Но насколько свежо, необычно?!) и более всего в форме размышлизмов, чем отражением каких-то особенных событий, предметов и явлений. Автор и не скрывает этого: «эти размышления, перенесённые мной в вагон…». И то, о чём она размышляет, можно вполне ощущать и вне поезда: «Почему-то мне больше всего нравится петь романсы…» – относится ль это и только ль это признание к дорожному путешествию?! Нет, не обязательно…
Возьмём наугад одну из подборок эссе (сам жанр эссе определяется, как художественно-публицистический, т.е., сходным с литературным, но всё же более всего журналистским). У шестиклассницы (Юлии Салушкиной) наиболее интересна зарисовка (а не эссе, пожалуй) с громким названием «Родина». В ней девочка описывает поход в лес, где находит заброшенный домик, в котором находит чьё-то незаконченное письмо. Заключает при этом: «Скоро я вернусь и допишу это письмо…». И тут не ясно, что в начале-то письма, кто его автор? И при чём тут Родина?
А вот характерное для многих авторов эссе. Название «Мама». «Каждый из нас воспринимает свою маму как совершенство. Моя мама – совершенство для меня. Только она понимает моё настроение с одного взгляда…» И другие, не подтверждённые конкретными фактами и событиями общие заявления. Этим страдает большинство работ, определяемых авторами как эссе. Скорее это рутинные школьные сочинения с общими признаниями в любви.
Весьма поэтична задумка другой девочки из 6-го класса (Кати Хатеевой) «запараллелить» размышления о Родине с рождением кленового листочка. Однако, связь этих явлений весьма далека, притянута искусственно. Был листок клёна, улетающий «вперёд и вперёд», а в конце вдруг размышление о Вере, Надежде и Любви и «выразить это чувство (какое из трёх?) словом столь же сложно, как переплыть океан Любви к России на плоту крылатой Мечты…». Красиво, но невнятно…
И почти не относятся к литературному творчеству альманахи, журналы… Это опять более всего журналистские работы: причём, больше всего составление, редактура, иллюстрирование. И всё это замечательно сделано. Там, конечно, опубликованы и литературные вещи. Но, как на грех,там не указано авторство. Замечательно оформление газеты «Лучик» и альманаха «Весёлые картинки». Содержание ему уступает как раз по слабости литературных публикаций. Однако, и этим работам в конкурсе нет конкурентов – жаль…
Мнение об остальных работах выражено в оценочных листах. Заранее прошу не обижаться на, возможную «жестокую» строгость. С одной стороны, хотелось показать, что дети должны сразу же понять, насколько сложна и не всегда успешна литературная работа. Во-вторых, прошу учесть, что всякая оценка со стороны страдает субъективностью, личным вкусом и знаниями «оценщика» и не всегда может совпадать с другим мнением. А конкурс по форме близок к лотерейной игре – тому, кто не выиграл в этот раз, может повезти в другой. Надейтесь и работайте, добивайтесь благородной цели.


Александр Дмитриевич Степанов,
Лауреат премии Союза журналистов СССР, член Союза писателей,
заслуженный работник культуры Российской Федерации
13.02.06.

[назад]

Хотите чтобы информация о ваших произведениях появилась в нашем каталоге, пишите к нам на почту zharptiza (a) rambler.ru ("а" в скобках меняем на @) или в гостевую книгу.

Внимание! Все литературные произведения, находящиеся на сайте, защищены Российским законодательством об авторском праве.