Новости
О нас
Книги
Конкурс
Гостевая
Ссылки
Екатерина СИМИНА

"Полёт мёртвых стрекоз"

К летающим над осокой стрекозам я бежала стремглав, но, распахнув огородную калитку, остановилась как вкопанная. Глядела во все глаза на разноцветные блики их крыл и никак не могла решить: то ли кидаться ловить всех сразу, то ли просто смотреть на них. Выбежала-то я их ловить! Но стояла и смотрела, зачарованная.
До этого я уже видела одну самую всамделишную стрекозу! Мы сидели с сестрой возле своего дома в палисаднике, прячась в высокой траве от подружки, галящей в игре в прятки, наблюдали, затаив дыхание, за её передвижениями, пытаясь улучить момент, когда она отойдет от сторожимого места гальщика. Тогда можно выскочить и зачикаться: «Чик-чик- я!» И вдруг перед самыми нашими носами на цветок село огромноглазое существо, ранее мной и не виденное: не пчела, не бабочка. Старшая сестра, более опытная в освоении окружающего места, забыв о секретности нашего пребывания, моментально вскочила во весь рост, закричав: «Стрекоза! Стрекоза!» И кинулась за вспорхнувшей редкой городской гостьей. За ней выскочили из своих схронов и остальные девочки и, гомоня, кинулись ловить чудную летунью. Да и галившая Анютка забыла о своей обязанности ловить нас, а вместе со всеми гонялась за стрекозой. Ловцов было много, мы натыкались друг на друга, хлопали ладошами, смеясь, крича, падали, сталкивались лбами и в итоге упустили объект охоты толпы стихийных энтомологов. Не пойманная стрекоза смешала все планы насчёт пряток и переключила нас на обсуждение важного дворового события: её прилёта.
Маришка вызвалась прочитать выученную в школе басню «Стрекоза и муравей», и настолько это великолепно сделала, что мы стали ей бурно аплодировать. Вдохновлённая успехом у младших слушателей она ещё прочитала пару стихов, спела песенку и станцевала «Полечку»- тоже результат школьных занятий. Не захотели упускать возможности покупаться в лучах славы и другие девочки, в том числе я, начавшая в свой черёд петь пришедшую на волнующийся перед ответственностью публичного выступления ум «В лесу родилась ёлочка», но была прогнана со «сцены» с не подходящим для лета репертуаром. Я чуть не расплакалась от обиды. Но за мной вышла сестра Лена и так прекрасно станцевала под аккомпанемент распеваемой ею же песенки «На траве два зайчика кушали морковку», прыгая лучше всяких зайчиков, что я в восторге гордости за сестру забыла о собственном сценическом провале и хлопала ей восторженно- отчаянно, отбив ладошки.
Эти важные события произошли дома, а вскоре за нами приехала тётя и увезла к себе в посёлок. Мы пришли с вокзала в её деревянный домик, она поставила вещи, сходила в чулан, принесла оттуда банку компота, налила нам, дала по куску хлеба и ушла к соседке за козой, пару дней бывшей вынужденной постоялицей соседского загона. А мы с сестрой остались привыкать к дому, как выразилась тётя. На улицу нам выходить пока не разрешили, а только во двор и огород, или смотреть из окошек. Сестра по праву старшей выбрала окошко на улицу, а мне пришлось довольствоваться видом на огород, где что вообще-то можно увидеть? Но вдруг я увидела летающих стрекоз! И выбежала на «волю» с намерением их поймать!
Огород был очень большим, часть его была засажена, а часть оставлена под покос: тётя держала козу, которой нужно пастись и заготавливать для неё сено.
Над этой поляной осоки и летали стрекозы. Такого их количества я больше никогда в жизни не видела: они барражировали над травой, то присаживаясь на длинные стебли, то вновь взлетая. Я, выйдя из восторженного оцепенения, поняла, что надо и сестру позвать ловить стрекоз, а то это будет нечестно: мы ведь потому и уселись у окон с разных сторон, чтобы побыстрее познакомиться с окружающим и рассказать друг другу, что и как, поведать о самом интересном из увиденного.
Более умная и житейски грамотная сестра, оценив обстановку, сказала, что голыми руками стрекоз не поймать, сачка у нас с собой не было, и мы взяли тётин газовый платок и, держа его с разных сторон за концы, стали бегать и накрывать приземляющихся летуний. Пойманных пленниц надо было куда-то прятать. И этот вопрос мы решили с помощью подручных средств, запуская добычу под стеклянную банку, опрокинутую на лавке возле забора.
В азарте мы забыли обо всём, и вернувшаяся от соседки тётя с трудом оторвала нас от увлекшего и целиком поглотившего занятия.
Торопливо поужинав, мы вновь отправились в огород, но никаких стрекоз там уже не было. Мы испугались, что распугали их, и они больше сюда не вернутся. Но тётя сказала, что стрекозы легли спать, а завтра снова прилетят. Очень довольные, стали обсуждать с сестрой Ленусей, как хорошо пойманным нами стрекозкам будет спать под стеклянной банкой, куда мы их посадили, как будто в настоящем домике. У нас тут же созрели на наших пленниц виды: мы решили отвезти их к нам домой и там на газоне выпустить, чтобы у нас в городе их стало больше. А то тут вон сколько летает, а у нас на нас всех только одна и пролетела! То-то наши подружки обрадуются такому количеству прекрасных летуний!
Мы с Ленусей не упустили возможности поиграть «в стрекоз» на огороде среди осоки: бегали, кружась, махая руками, будто крыльями, приседали среди стеблей, словно садились на траву, «вспархивали», вновь кружились. Мне даже пришлось по ходу разворачивающегося совместными с сестрой усилиями сценария притвориться кошкой, якобы кинувшейся за севшей отдохнуть сестрой-стрекозой, Ленуся должна была вовремя вспорхнуть и улететь, оставив меня горестно мяукнуть. Сестра так хладнокровно и достоверно исполняла роль беспечного насекомого, сев, как нарочно, спиной, что я, подкрадываясь, всеми силами вынуждена была её предупреждать о моём коварном приближении, шурша травой, мяукая. Н сестра-стрекоза (глухая тетеря!) всё не вспархивала. Кошка, которой была я, вынуждена была по законам динамики игры, всё-таки, сколько я ни медлила, кинуться на стрекозу, но она успела улететь буквально из-под носа. А я разревелась и сказала, что не буду больше так играть: стрекоза чуть не попала в лапы кровожадному коту. Это был, конечно, не наш, а соседский противный кот.
На другой день мы уже передружились со всеми детьми на улице, количество всевозможных игр было бессчетным: многие игры были одинаковыми, что у нас, что здесь, у ребятни посёлка, но к забавам местной детворы мы добавили свои, привезённые, которым обучили их, как они своим - нас. Из-за постоянной занятости играми, за стрекозами мы уже почти не гонялись, изредка лишь я одна делала это, думая, что газонов у нас в округе много, и надо привезти и выпустить на них как можно больше таких красивых стрекозок. Вновь пойманных я подсаживала к уже находившимся в домике-банке. И была уверена, что они впали в спячку, а когда проснутся, то запросто полетят.
…Как-то я сидела прямо на земле около грядки с земляникой, лакомилась ею. Села я специально, чтобы спрятаться в траву от сильного ветра, и чтобы меня не заметила тётя, если посмотрит в окно: время было обеденное, и она, конечно заругает, что я ем сладкие ягоды перед едой и перебиваю аппетит.
Соседский кот, которого мы гоняли с нашей территории, поскольку он всё время норовил обидеть нашего кота, вступая с ним в драки, обычно улепётывал, завидев нас, но тут он, не замечая меня, осторожно, крадучись, шёл по забору, кого-то высматривая. Я поглядывала на него: от такого негодного хулигана того только и жди, что пакостить начнет. Вот он остановился и уставился в одну точку: он глядел на банку. «Наверное, он решил, что это - аквариум, а спящие стрекозы - спящие рыбки»,- подумала я и тихонько захихикала. Какой глупый кот! Ему их не достать!
А что это на банке, сверху? О, да это бабочка прилетела к стрекозкам в гости. Они же дружат, стрекозы и бабочки: вместе летают, садятся на траву и цветочки, лакомясь нектаром. И вот, узнав, что у подружек появился самый настоящий домик, бабочка прилетела к ним в гости.
И тут кот спрыгнул на лавку и лапой толкнул банку. Она упала, бабочка улетела, стрекозы вывалились сначала на лавку, а с неё - на землю. Я закричала, отпугивая налётчика. Вспугнутый кот бросился наутёк. Но пока я бежала к своим стрекозам, налетел порыв ветра, и вместе с сухой травой и стружкой в воздух взметнулись стрекозы. Они проснулись и полетели! Но летели они неправильно, не так, как летали всегда раньше. Я бежала за ними, и вдруг одна стрекоза опустилась мне на голову. Я замерла и стояла, не шевелясь: стрекоза приняла меня за цветок! Ведь у меня на макушке завязан розовый бант! Мне было так приятно, что стрекоза спутала меня с цветком! Я стояла, чувствуя свою ответственность за доверие приголовившейся. Она всё не взлетала. Я тихонько двинулась, чтобы удивить сестру: у меня на голове сидит себе преспокойненько стрекоза! Я дошла до калитки, стала открывать её, и вдруг стрекоза с головы свалилась мне прямо под ноги. Я, боясь, что она улетит, быстро накрыла её ладошками. Потом осторожно, чтобы не выпустить её из западни, раскрыла сомкнутые ладони. Но стрекоза и не думала взлетать. Я подняла её. Она была сухой, невесомой. И я поняла, что она не проснётся: это был полёт мёртвых стрекоз. Я собрала приземлившихся в разных концах осочной поляны мёртвых стрекоз, всех их, с поломанными в этом последнем полёте крыльями, тельцами, положила на сорванный лист лопуха, принесла в сенки и оставила лежащими на этом простом ложе.
Вечером в избу ворвалась сестра с криком: «Стрекозы улетели!» Она стала сбивчиво рассказывать, что банка лежит перевёрнутая, стрекоз нет, они улетели. Я ничего ей не сказала и всё боялась, как бы она не увидела их в сенках и не поняла, что они - не улетели и больше не полетят. Их надо будет утром куда-нибудь незаметно от Ленуси спрятать.
Утром в сенках не было ни стрекоз, ни лопуха. Я ни о чём не спрашивала у тёти, и когда сестра позвала меня опять ловить стрекоз, чтобы привезти их в наш палисадник, я отказалась и больше никогда не ловила стрекоз.

[назад]

Хотите чтобы информация о ваших произведениях появилась в нашем каталоге, пишите к нам на почту zharptiza (a) rambler.ru ("а" в скобках меняем на @) или в гостевую книгу.

Внимание! Все литературные произведения, находящиеся на сайте, защищены Российским законодательством об авторском праве.