Новости
О нас
Книги
Конкурс
Гостевая
Ссылки

Феликс Суркис (Санкт-Петербург)

«ЭРДЕЛЬТЕРЬЕР САРДЕЛЬКИ ЕЛ...»

(О поэтическом творчестве Светланы Семеновой)


Светлана Семенова. НА ЧТО ПОХОЖА СМЕШИНКА? Рига, 2005
Светлана Семенова. ЧТО СНИТСЯ МЫШКЕ. Рига, 2007
Светлана Семенова. СВОБОДНОЙ НЕТ МИНУТКИ. Рига, 2008
Светлана Семёнова. МЫ ИДЁМ В ХРАМ. Рига, 2009.

Для полноты представления о творчестве детского поэта Светланы Семеновой (Рига), пишущей на русском языке, к четырём опубликованным книгам добавлена подготовленная к печати рукопись новых стихов. Слишком важен в наше время разговор об авторе, работающем для детей.
Не очень многие умеют говорить с детьми на уровне их понимания, хотя пробуют все, кому не лень. Приглядитесь к книжным прилавкам. Что и говорить, книжки яркие, красочные, привлекающие внимание, иногда, в угоду желанию понравиться во что бы то ни стало, – довольно аляповатые. Для самых маленьких еще и вырубку делают, узорчики по контуру страницы. Надобности в этом немного – игрового-то смысла в эти украшательства не вкладывается, зато возрастает цена издания, а только эта мотивация, к сожалению, и имеет значение. Государство отдало издательскую деятельность на откуп коммерсантам, мало разбирающимся в предмете, которым они занимаются. Культуру заменяет маркетинг. То есть спрос. Но можно ли на него ориентироваться в полурыночной экономике, когда выпускается только то, что устраивает производство? Нужная книга, в том числе и востребованная, вытесняется покупаемой. В притоке новых авторов издательства не заинтересованы, в продвижении новых тем тоже.
Еще хуже дела обстоят с детскими книгами. При всем многообразии их на прилавке, ощущается дефицит «хороших» изданий. Если взрослый покупатель голосует рублем и не станет покупать что-нибудь низкопробное, то родители часто стоят перед нелегким выбором – из-за отсутствия произведений, на которых они сами выросли. Тиражирование детской классики ограничивается сроком действия авторских прав. Выкупить их не всякому издательству, особенно малому, по карману. Естественно, что на смену знаменитым авторам, на которых воспитывались предыдущие поколения, приходят авторы слабые, а то и вовсе графоманы. Институт редакторов, опущен, как нынче говорят, ниже плинтуса. Читаешь некоторые вирши – и волосы становятся дыбом от стилистики изложения, от нескладности, от «недетскости» языка. Порой и ошибки встречаются. Это для детей-то – в стране, которая традиционно славилась своей детской книжной продукцией! Но именно нынешняя, подчас самопальная литература, и «просвещает» наших малышей и подростков.
Литературоведы заинтересованно следят за авторами, чьи произведения не стыдно читать самим и читать вслух детям. Хотя, говоря по совести, и литературную критику у нас практически извели. Всё по той же причине: книги этого жанра не окупят затрат на их производство, ибо их не приобретет широкий читатель, а журналам не обеспечить потребности литературы поддержать с помощью критики литературу на должном уровне.
Рижской поэтессе Светлане Семеновой посчастливилось соединить в себе два дара: педагогический и поэтический. К тому же, она долго работала библиотекарем. Ей легко говорить с детьми, она обучена этому как профессионал-учитель и как поэт-воспитатель. Поэтесса расширяет свои контакты на встречах со школьниками, на читательских конференциях, у библиотечной полки. Обратная связь с учениками и с читателями обогащает портфель автора всё новыми и новыми темами, расширяет арсенал литературных приемов, расцвечивает палитру поэта живыми, яркими, привлекательными для детей красками. Светлана хорошо знает свою публику, поэтому ей так удаются герои небольших, подсмотренных в жизни историй. Послушайте милый монолог девочки:

Прыг-скок! По дорожке
Я скачу на левой ножке.
Я скачу быстрей сестрички,
А за мной – мои косички!

Это песня от избытка чувств, это целая картина всего в двух фразах. Какой, однако, верный мазок: «А за мной – мои косички». Восторг вырывается из глубины души! Можно ли такое придумать в тиши кабинета?
Искренность и непосредственность брызжет из строчек: «Я смеяться не хочу, Но всё время хохочу». Никаких усилий не надо, чтобы увидеть и услышать эту искрящуюся весельем девчонку. А как автор умеет передать ритм события – скачущий, порывистый, игровой:

Мчатся санки у Оксанки,
Это – кони, а не санки!
Вдруг под горкой санки – стоп,
И в сугроб Оксанка – хлоп!

Ну, напоминает немножко Ивана Сурикова «Вот свернулись санки, и я набок – хлоп! Кубарем качусь я Под гору в сугроб»… Но это даже не подражание, это настройка на классику своего собственного голоса. Светлане Семеновой удается в стихах зримо передать незатейливый детский рисунок. Легко представить себе, как на бумагу переносится то, что маленький художник наблюдает за окном:

Раз – кружок! И два, и три!
Это будут тучки.
А от солнца, посмотри,
Лучики как ручки, –

и это так замечательно перекликается с народной детской напевкой «Точка, точка, запятая, Минус рожица кривая, Палка, палка, огуречик – Вот и вышел человечек». Знакомость ребенка с этими стишками сразу же, без подготовки, включает его в игру со словом и карандашом…
На мой взгляд, очень удачно Светланино стихотворение ЖВАЧКА. Это целый спектакль – подвижный и, так сказать, по-детски простой, как в балагане или в кукольном представлении. В нем по-разному раскрываются характеры ребят, тоже безусловно разнообразные, кратко и точно показано отношение к сластям, как к игрушкам, умело обыграны связь имени и как бы зависимость от него к «созвучной» вкусности. Не могу удержаться, чтобы не привести это стихотворение целиком:

Ира выбрала ириски,
Боря любит "барбариски",
Миша клянчит шоколад,
Только Женя жвачке рад...
Целый день жевал, жевал,
А ребятам не давал.

Надоела Жене жвачка:
– Вот, одна осталась пачка.
Всё отдам вам за ириску,
Шоколад и "барбариску".

Интересно, много ли поэзии найдет взрослый в комнате с привычной утварью, в обыденном сцеплении событий, точнее, при их отсутствии? А ребенок повалит стул – вот тебе автомобиль, а то и ракета, прислушается к шороху за стенкой – и проснется фантазия, перенесет его из серенькой яви на таинственный остров, в море-окиян. Светлана вступает в игру со своим читателем, присоединяется к его снам, а часто подталкивает воображение ребенка к вовлечению всего маленького уютного домашнего мира в обширное царство природы, где каждый встречный – от сверчка до слона, от кактуса до трухлявого пня – равноправное с человеком существо, без различия, одушевленное оно или всего-навсего отслуживший предмет. И уже весь мир становится уютным и домашним.

В доме стало тихо-тихо,
Спит в чулане паучиха,
Дремлет кактус на окошке,
Лишь не спится нашей кошке.

А неспящая кошка – это очень опасно для маленького мышонка, если он выбежит в эту минуту на поиски приключений и столкнется с ней нос к носу. Но успокойся, малыш, всё будет хорошо, ведь

Мышка в тёплой норке спит,
Снится ей… зелёный кит.
Отчего он стал зелёный?
Оттого, что несмышлёный.

И оказывается, действительность не такая уж и страшная, сопоставление крохотного мышонка и громадного кита вызывает смех – кит-то невзаправдашний, зеленый. Да еще и несмышленый. Могущественный калейдоскоп цветного сна чуточку поворачивается, смещается одной гранью – и неимоверной красоты узор разрушает прежний пейзаж, чтобы показать новый, ни на что не похожий:

Мышка спит. Ей снится сон –
Синий сыр и синий слон.
До чего же вкусен сыр,
Весь, от корочки до дыр.

Вот это вот «от корочки до дыр» для ребенка очень представимо и смешно, а взрослому, скорее всего, напомнит уборку солдатского плаца «от забора до обеда»…
Светлана умеет видеть смешное в самом обыденном – так, как его видят дети, их глазами. Три утенка впервые увидели червяка. Что же это за зверь такой? Может, его можно съесть? Ведь любой ребенок всё незнакомое тянет в рот. Но «Зверь, быть может, ядовитый, И к тому же он – немытый» – сомневается самый здравомыслящий из утят. А поскольку червяк – дождевой, то возникает резонный вопрос: «надо ли его мыть?». Прямо-таки философская дилемма.
Светлана жонглирует звуками, выстраивает их так звонко и раскатисто, что получается забавная считалка:

Эрдельтерьер сардельки ел,
Но до конца не одолел.
Тут примчались кошечки,
Съели всё до крошечки.

А вот знакомая всем родителям ситуация: «За обедом у Вадима Аппетит проходит мимо». Ну что тут, кажется, поделаешь? «Ковыряет он котлету…» И вдруг неожиданное открытие: «Ничего в котлете нету». Действительно, ну чего ее ковырять? Ничего в ней не найдешь. Продолжения не будет… Но у мальчика есть друг, который предлагает свою лукавую помощь:

«Так и быть, я съем котлету
Молока мне дашь за это!», –

предлагает кот, решая неразрешимую мировую проблему.
Светлана Семенова легко нагружает самый простой стишок дополнительным смыслом и исподволь учит своих читателей добру и жалости. Случилось так, что «позабыли котенка, Заплакал он вечером тонко». Кажется, подумаешь, забыли. Но автор показывает ужас и обиду котенка так, что эти его слезы, это жалобное мяуканье навсегда ложатся ребенку на душу:

Зачем вы котенка любили?
Забыли, забыли, забыли…

Наверняка он сделает вывод, сопоставимый по силе с бессмертной фразой Антуана Сент-Экзепюри: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Уроки воспитания поэт подает на примере тех, кто рядом, кто требует если не защиты, то понимания, в образах очень ярких, выпуклых, стараясь укладывать правила в запоминающиеся строчки:

Отчего щенок подрос,
Обгоняет Сашу?
Оттого, что он без слез
Ест и суп, и кашу.

Стихотворение «Нехочутка» – как бы ставит капризулю перед зеркалом, в котором он видит себя некрасивым, упрямым, несправедливым, так что и самому себе не понравишься:

У Женечки-Евгения
Плохое настроение.
У него на всё ответ:
«Не хочу. Не буду. Нет!»
«Женечка, пойдем к врачу!»
«Не хочу!»
«Доедай скорей омлет!»
«Нет!»

Не сразу до малыша доходит, что чаша терпения родителей переполнена. И только брошенное в сердцах обещание «Обменяем мы на дочку Непослушного сыночка» заставляет его «перековаться». Где же упрямцу знать, что никогда ни отец, ни мать никому не отдадут своего драгоценного сыночка, какой бы «нехочуткой» он ни был. А дело-то сделано, процесс пошел…
Светлана умеет дать детям наглядный урок трудотерапии. Чувствуется рука педагога, готовящего план урока или методичку, или отчёт о проведенном занятии. Но как уверенно, с милыми подробностями это всё выписано в стихотворении «Наши георгины»:

Мы цветы не обижаем,
Мы не рвем их, а сажаем,
Льем им теплую водицу,
У корней рыхлим землицу.
Будут наши георгины
Выше Оли, выше Нины.

Сколько познавательного помещается в одной этой строфе. «Полезные советы» в действии! Наблюдательный автор постоянно находит возможность показать какую-нибудь новую черточку незнакомого мира. Можно просто сказать ребенку, что вода в море соленая. И отстань. А можно…

В чайник новый, расписной
Налила воды морской.
Почему солёный чай?
Ну-ка, чайка, отвечай!

Загадка о пчеле рисует портрет, полный деталей, увидишь – не ошибешься:

Летает букашка,
В полоску рубашка.
Сидит на ромашках
С пыльцою в кармашках.
С цветка – на цветок,
Готовит – медок.

Из мира насекомых поэтесса переносится в космос. Нет, пока она не рассказывает о вакууме, о планетах, но с трогательной наивностью отмечает вдруг в доступных детям понятиях единство человека и мироздания: «Луна грустна, она – одна, И мы грустим – вдвоём». Так что-то немыслимо-бесконечное, с одной стороны, светило покровительница влюбленных, с другой, и субъективный свидетель – значит, тот, кому можно доверять, с третьей, соединены очень по-человечески. Подумать только, я и луна… «И мы грустим вдвоем».
Взрослого любителя поэзии не удивишь пышными эпитетами к слову музыка. Детей эпитеты не интересуют, они скучны. И Светлана Семенова не нахваливает музыку, не объясняет ее иностранными терминами. Она раздумывает вслух, «Где музыка живет?». И даже если ребенок смутно представляет себе, что оно такое, если ему уже рассказали, что песня звучит под музыку, и танец танцуется под музыку, и кинофильм наполнен музыкой, то он обязательно прислушается к словам поэта:

Живет она – в капели
И в трели соловья.

Вряд ли малыш этому удивится. Детская вера в чудо и первичная начитанность (насмотренность телевизора) еще и не к такому подготовлена. Наверняка к этому времени ему прочли рассказик «Медведь-музыкант». Он посмотрел мультик «Бременские музыканты». Видел кадры пляшущих на струнах птичках. Так что непременно дополнит коротенький ряд жилищ Музыки дюжиной звучащих предметов, при этом очень красивых. Может, с этого и начнется его способ познания окружающего. Самое главное, автор и стихи свои озвучивает ритмической отбивкой:

Мимо шёл состав товарный,
Длинный, словно шланг пожарный.

Или:

И на бугорочке
Проросли цветочки.
То-то удивились
Bажные грачи!
А из каждой почки
Глянули листочки.
Их целуют нежно
Tёплые лучи…

Ритм – один из признаков мастерства. Звукоподражание – второй. Применение аллитерации – третий. Слава Евтерпе, музе поэзии, Светлана неплохо освоила многие приемы изящной словесности. Выхватываешь парочку строк наугад, и ахаешь от восхищения:

Борю будильник будил,
Боря будильник бранил

Сначала просто наслаждаешься ловкостью слога. Потом вдруг замечаешь, что все слова этого катрена начинаются на одну букву, именно поэтому строки звучат аккордом. А потом догадываешься, какая замечательная азбука могла бы получиться в исполнении Светланы Семеновой.

Звукопись вообще свойственна очень многим стихам поэтессы:

Солнце в желтеньком платочке
Греет, греет наши щёчки…

Под окном Алёнушки
Выросли подсолнушки
И всё лето в донышко
Собирали солнышко….

Автор умеет вместе со своим читателем наслаждаться маленькими сюрпризами жизни и видеть за ними вполне взрослые аксиомы:

Мама рада, папа рад:
У меня родился брат.
Мал братишка? Ну и что ж!
На меня зато похож.

Возраст читателя, к которому обращены стихи Светланы, не мешают ей затронуть важнейшую идею сегодняшней жизни – веру. Делает она это так непринужденно и убежденно, что не может не увлечь за собой доверчивую душу ребенка, дает ему азы духовного воспитания – в строгом и праздничном одеянии «Вербного воскресения»:

У Любочки и Верочки
Букетики из вербочки.
Букетики пушистые,
Нежно-серебристые.

Поднимают девочки
К небу свои веточки.

Поэт, пишущий для детей, традиционно руководствуется (если получается!) советом С. Маршака: «Для детей надо писать, как для взрослых, только лучше».
Счастливо общество, в котором есть такая литература.
                                                  

[назад]

Хотите чтобы информация о ваших произведениях появилась в нашем каталоге, пишите к нам на почту zharptiza (a) rambler.ru ("а" в скобках меняем на @) или в гостевую книгу.

Внимание! Все литературные произведения, находящиеся на сайте, защищены Российским законодательством об авторском праве.