Новости
О нас
Книги
Конкурс
Гостевая
Ссылки

Дмитрий ЕРМАКОВ

Это беспокойная совесть наша…


О "русской идее" говорят ныне многие и много, разумея под этим чаще всего ту или иную модель государственного развития, общественной жизни.

А и вся-то идея: жить по совести. А совесть наша, как ни крути, христианка.

"Идея" – слово, наверное, не русского происхождения. И, наверное, одного корня со словом "идеал". Идеал христианина – Христос. Он недостижим. И насколько наша неидеальная жизнь приблизится к идеалу – жизни по совести – зависит от того, насколько каждый из нас приблизится к этому Идеалу.

Да ведь разве ж только у русских совесть? Нет, она есть у всех. Но, видимо, если рассматривать нацию как личность, русские всё-таки если и не ближе всех к идеалу, то хоть в постоянном движении к нему.

Случилось мне побывать в Финляндии. И там мне сказали (финка сказала): "Вы такие настоящие". И – да, да! – именно в том значении, что: по совести, по совести живём. И это мне-то, в моём вопиющем несоответствии Идеалу, было сказано. И, значит, какая же на нас, русских, ответственность, если именно мы (вольно или невольно) заставляем вспомнить о совести…

Живём по сердцу, а не по правилам: отсюда и лучшие наши качества – доброта, незлопамятность, терпение, трудолюбие; но отсюда же и наше разгильдяйство, необязательность; отсюда и все наши крайности – или, например Сергий Радонежский, или Стенька Разин.

Стоп. Начал с того, что совесть христианка, а пришёл к Стеньке – убийце и разбойнику? Ну да… К убийце, к разбойнику… Потому что ведь – по совести. Не себе же и не земные же богатства стяжал, а – "Я пришёл дать вам волю". Вот ведь что Шукшин в нём увидел – писатель, конечно же, советский, но, прежде всего, русский, а значит, христианский, а вернее, православный.

Это – жизнь по совести, по сердцу -  в чём-то даже оправдывает и "безбожный" период нашей истории. Ну, взять хотя бы один из главных идеологических штампов советского периода – Павлик Морозов (из человека-то, из смерти его – штамп сделали). Как уж не издевались над ним, пользуясь безнаказанностью и вседозволенностью постперестроечные бессовестные (безбожные!) писаки и говоруны… А мальчик-то поступил по правде, по совести, потому что был воспитан так, и не только родителями, а всей жизнью его окружавшей. И за правду был убит… И если делалось что-то в те "безбожные" годы (а делалось многое – великая Держава из руин была поднята) по совести, а совесть – христианка, то, значит…

"Что же, и храмы взрывали по совести? Совесть-христианка, что ли, такое подсказывала?" – сам себя, ехидный, самого же себя (ну, какого? Ну, давай уж до конца, до донышка; ну – страдающего, посмейтесь кому охота, в самом себе страдающего) спрашиваю. А по-разному: кто-то и совесть потеряв взрывал, а кто-то и по совести, за "счастье народное" борясь… Только как ни взрывали храмы, как ни истребляли духовенство, а без Бога-то не жили. Где он, тот коммунизм? А храмы стоят, а свечи горят.

Но ведь крестилась Русь чуть больше тысячи лет назад, а характер народный всем бытием временным формируется. Сколько лет до крещения славяне, русские были язычниками? Что же я всё о христианстве-то?..

Да, были. Язычниками были. Но какое это было язычество, и какие это были язычники, если столь быстро (с исторической, разумеется, точки зрения) и всеобъемлюще, на огромных территориях, православие стало религией не только государственной верхушки, но вошло в быт, в кровь и пот русского человека? Да, конечно, все со школы помнят, что "Владимир крестил мечом", а кто-то там ещё и "огнём", были даже "языческие восстания", но, убеждён, если бы весь народ был против принятия православия, процесс этот (крещение) затянулся бы надолго и вылился бы в жесточайшую гражданскую войну.

Столкновения, наверняка и кровавые, были, но гражданской войны не было. Произошло чудо, известное всем – православие и русское язычество слились в русское православие. Языческих божков заменили православные святые. И слияние это ничуть не исказило Правды Христовой. Видимо, таков был характер (сформированный всей жизнью, бытом и, конечно же, языческой верой) русских людей, что ничего и не пришлось ломать в себе, не пришлось против совести идти, чтобы стать православными христианами…

Лично я не верю в подлинность так называемой "Влесовой книги", но когда читаю в ней: "Это беспокойная совесть наша причиной тому, что мы своими словами обличаем деяния наши. И так говорим воистину благое о роде нашем и не лжём! Ибо мы – русские!" – я знаю, что это написано русским и о русских. И, конечно, для язычника, совесть которого заставляет его обличать свои же поступки, для такого язычника принятие православия не стало коренной ломкой внутренней духовной жизни, хотя, конечно, в чём-то изменило жизнь внешнюю. Ну, изменило… А представьте-ка эту нашу внешнюю жизнь без храмов, без колокольного звона…

Слова Достоевского о том, что быть русским, значит, быть православным, можно ведь отнести и к тем до-православным русским язычникам, жившим по совести, по правде.

А быть православным (не только ведь русские - православные), значит, быть русским, что ли?.. В духовном плане – да. Быть православным, стать православным – быть русским, стать русским. Русский это не национальность, это образ жизни…

Вот и вся-то "русская идея" – жизнь по совести. А пути развития страны, политические, экономические; весь образ жизни нашей – должны из этой идеи вытекать. Ибо мы – русские. 

P. S.  Эта статья была опубликована в областной газете "Красный Север". 

[назад]

Хотите чтобы информация о ваших произведениях появилась в нашем каталоге, пишите к нам на почту zharptiza (a) rambler.ru ("а" в скобках меняем на @) или в гостевую книгу.

Внимание! Все литературные произведения, находящиеся на сайте, защищены Российским законодательством об авторском праве.