Новости
О нас
Книги
Конкурс
Гостевая
Ссылки

ЦСКП: Стенограмма совещания в Центре социально-консервативной политики на тему «Чтение как альтернатива бездуховности». Подведение итогов третьего конкурса детской и юношеской литературы имени А.Н.Толстого.

18-12-2009 14:13
Председательствует Ю.Е.Шувалов



Шувалов Ю.Е. Уважаемые друзья, я приветствую сегодня наших гостей в ЦСКП. ЦСКП - это Центр социально-консервативной политики, многие здесь впервые. В двух словах просто хочу рассказать о том, что наш Центр занимается разработкой политических и общественных программ, поддерживает различные инициативы, работает очень тесно с партией «Единая Россия», организует дискуссию в партии «Единая Россия», занимается многими другими вопросами. Нам уже пять лет, и очень приятно что, вот мы вышли на реализацию совместно с нашими коллегами таких проектов как «Проект поддержки молодых писателей».
Сегодня мы подведем итоги этого проекта, очередной год и подводятся итоги. В этом году мы приняли участие в организации этого конкурса. Но это еще и послужило поводом проведения обсуждения сегодня на нашей площадке ЦСКП темы, которая является очень важной для «Единой России», для общества в целом, «Чтение как альтернатива бездуховности».
Очень важно для нас сохранить нашу страну, наших граждан, как людей читающих. Мы всегда были известны тем, что у нас люди больше всего читают, но, к сожалению, последнее время, общая тенденция, связанная с развитием Интернета, информатизационного общества, привела к тому, что книга как-то стала уходить на второй план. Конечно, никакая технология не может заменить книги и того творческого роста любого человека, который читает с детских лет, это очень важно.
Поэтому мы делаем все для того, чтобы поддержать литературу, влияние литературы на жизнь людей и особенно важно делать это с учетом детской литературы, с учетом влияния на людей, которые находятся в подрастающем возрасте. Проект, который мы реализуем, позволяет внести свой вклад в это, очень важное направление работы.
Я думаю, что сегодня мы должны обсудить те вопросы, которые являются актуальными на сегодняшний день, существуют наверняка вопросы, о которых не все мы знаем, но вот Григорий Петрович Ивлиев руководит Комитетом Государственной Думы по культуре, вопрос поддержки литературы – вопрос ведения этого комитета. У нас есть партийный проект, который, по сути, ведет сам Председатель Государственной Думы, Председатель Высшего Совета партии «Единая Россия» Грызлов Борис Вячеславович, он связан с развитием библиотечного дела в России.
Многое делается, но для нас очень важно мнение людей, которые каждый день занимаются этими вопросами. Я хочу просто, чтобы мы могли, обменятся мнениями и сделать для себя какие-то важные выводы. Хочу предоставить слово, Григорий Петрович, вам, а потом в режиме обсуждения и дискуссии другим участникам нашей встречи. Спасибо.
Ивлиев Г.П Уважаемые гости, уважаемые деятели культуры. Для нас чтение - не просто прием, который позволяет человеку получить образование, а способ передачи нашим гражданам того культурного кода народа, который вырабатывался годами, веками, тысячелетиями. Конечно, когда мы говорим о чтении, очень важно, чтобы мы сосредоточились на определенной возрастной группе и, несомненно, что, для нас такой возрастной группы, которой нужно, в первую очередь, прививать культурные навыки, являются дети.
На съезде «Единой России» Борис Вячеславович поставил задачу перед партией обратиться именно к этому направлению деятельности в сфере культуры. Для нас сейчас чрезвычайно важно понять, как в обществе будут восприняты какие-то новые подходы к тому, чтобы возродить, во многом обновить и применить новые технологии для обучения детей чтению. Важно не только научить разбирать буквы, а важно научить читать. К сожалению, мы можем сказать, что преподавание в школе предметов гуманитарного цикла, предметов, которые передают духовный код нации, происходит сейчас не так, как требуется преподавать это в ХХI веке. Это касается и музыки, и живописи, и, прежде всего, это касается литературы и преподавания русского языка. Для нас сейчас уже не самое главное набор знаний для подростков, для нас главное научить подростка ориентироваться в этом мире. Объем знаний будет постоянно возрастать, и никакое увеличение количества уроков, которое постоянно происходит в школе, не сможет заменить той технологии, которая должна позволить ребенку, самостоятельно в будущем справляться с теми вызовами, которые ему готовит ХХI век.

И в этом смысле, мы предлагаем в том проекте, который Президент назвал «Новой школой», конечно же, понять, какими должны быть преподаватели. Как нужно изменить эту систему, чтобы не просто знания, а те типы поведения и те образы, которые созданы великими писателями России и мира стали типами поведения современной молодежи, типами и образами, которым следуют наши молодые люди. К сожалению, задача до сих пор не решается именно в таком ключе. Хотя я вот читаю выступления на эту темы наших ведущих педагогов из ведущих вузов и такое ощущение, что они говорят то же самое, даже можно сказать, я говорю то же самое, что они говорят. А когда мы опускаемся на практический уровень применения, то меня удивляет, почему ректор педагогического университета, одного из московских лучших вузов, понимает это, а в преподавание, в методику, в изменения этой методики это не поступает. Это та проблема, которую мы хотим обсуждать и хотим услышать от вас, как это сделать.
Для нас, с точки зрения такого органа власти как Государственная Дума, как партийный аппарат, конечно же, понятен библиотечный подход. Библиотеки мы поддерживаем и будем поддерживать. И могу сказать, то, что Ассоциация школьных библиотек проявляет такую инициативу и была инициатором парламентских слушаний, это во многом помогло нам понять ситуацию, которая складывается со школьными библиотеками. И мы будем продолжать эту работу. В понедельник мы проводим обсуждение исполнения этих рекомендаций у заместителя Председателя Государственной Думы Журовой. Для нас важно, чтобы сосредоточились на библиотеках поселений, будь это небольшое село или мегаполис. Для библиотек муниципалитетов мы по-прежнему будем предусматривать поддержку комплектования фондов из федерального бюджета, несмотря на то, что следующий год трудный, все-таки, сотни миллионов рублей, которые выделяются для этой цели, в федеральном бюджете заложены. Это недостаточно, но это та составляющая, вокруг которой региональные усилия и усилия муниципалитетов будут объединены.
Для нас очень важна тема, которую мы записали в федеральную целевую программу «Культуры России», над которой еще будем работать два года, это «Сельские модельные библиотеки». Библиотека должна искать новые формы воздействия на общественность, новые формы привлечения. И сейчас видно, что такой формой становится та модельная сельская библиотека, которая позволяет организовать духовное общение в самой библиотеке. Когда мы говорим, что сельская библиотека это и информационные технологии новые, но это и детская секция, и это место, где дети могут посидеть в креслах, отводить эту зону отдыха и игровую зону. Мы видим, что туда, в эти библиотеки, идут родители с детьми. Для меня очень интересный был опыт, когда я узнал, что 1 сентября некоторые школы, после того как заканчивается мероприятие в самой школе, ведут детей в библиотеку. Может показаться это не современной формой, обязательный привод в библиотеку, но помочь им записаться в библиотеку, помочь понять, где она находится, дать им возможность почувствовать, что их там ожидает, это требования, которые, конечно же, нужно провести. Без такого подхода инициативного не может быть современной библиотеки.
Мы сейчас в рамках партийного проекта «Библиотеки России» проводим конкурс молодых библиотекарей. Просто берем и показываем всем тех людей, которые приводят в библиотеку детей, которые придумывают простые формы, но они берут за руку, уговаривают родителей и приводят детей, заманивают, показывают, что интересного и нового может быть. И юбилей, и местный юбилей, и просто какая-то придумка, слава Богу, литература наша богата, она дает такие возможности. Мы будем поддерживать этих молодых библиотекарей, которые открывают такие формы.

Для нас сейчас важно также поменять еще раз закон о библиотеках, потому что есть такие естественные препятствия, что в библиотеку может записаться человек только с 16 лет самостоятельно (это по действующему закону). Представить, что шестнадцатилетнего парня или девушку сейчас родитель ведет в библиотеку за руку, как-то не очень понятно. Тем более что с 14 лет человек получает паспорт, поэтому понижение этого возраста - с 14 лет, и возможность записываться самостоятельно в эту библиотеку детям по предоставлению паспортных данных своих родителей. Это то, что уже должно было давно быть решенным. Мы так много говорим о законопроекте, но мы его уже примем до нового года с тем, чтобы и родители и дети знали, что библиотека открыта по-прежнему.
И конечно, новые информационные технологии. Одним из таких проектов приоритетных для нас было создание Президентской библиотеки. Но Президентская библиотека в электронной форме, это не только Санкт-Петербург, это библиотеки во всех региональных центрах, и связанные широкополосным доступом с библиотекой в Санкт-Петербурге, которая по существу должна объединить фонды всех национальных библиотек в электронном виде и даже государственных архивов. Только такой подход, когда мы создаем всеобщую доступность библиотеки и создаем возможность библиотекам развиваться на самых новых технологиях, такой подход для нас очень существенен.
Из федерального бюджета планируем восстанавливать, реставрировать, строить заново 15 библиотек региональных субъектов с тем, чтобы этой программе Президентской библиотеки, распространения современных технологий были созданы все необходимые условия.
Есть и другие подходы, не только библиотеки, я остановился на этом аспекте, думаю, что вы можете осветить более подробно другие аспекты, которые связаны с доступностью книги, доступностью чтения для наших граждан.
Шувалов Ю.Е. Спасибо, Григорий Петрович.
Я хочу сказать, что в ЦСКП с этим проектом пришла Молодежная общественная палата и одним из организаторов является учредитель ЦСКП Кравченко Денис Борисович, он сейчас работает заместителем руководителя агентства по молодежи. Я хочу предоставить ему слово, пожалуйста.

Кравченко Д.Б. Спасибо, Юрий Евгеньевич.
Уважаемые коллеги, хотел в двух словах порассуждать, что же такое «чтение». Безусловно, все мы понимаем, что это очень важно, но несколько таких аспектов.
Чтение - это деятельность. Любая деятельность целенаправленна, то есть предполагает некий результат: узнать новое, получить информацию, заявить о себе, поделиться информацией, развлечься, отвлечься, научиться чему-то, получить удовольствие от хорошо написанной и оформленной книги. Из целей чтения вытекают его функции: познавательная, информационная, потребительская, коммуникативная, нравственная, воспитательная, эстетическая и другие. Чтение, с психологической точки зрения, - это сложный вид психической деятельности, процесс восприятия и переработки текста, результатом которого является понимание. С социологической точки зрения, это познавательно-коммуникативная деятельность, сущность которой заключается в активном, целенаправленном преобразовании и подчинение содержания текста потребностям социального субъекта. Чтение в целом является настоящей альтернативой бездуховности и технократическому мышлению. Иного пути к борьбе с этим духовным вирусом нет, и только через чтение возможно овладеть культурным богатством, накопленным человечеством. Чтение является важным средством формирования такого духовного климата, который исключал бы шаблонное мышление, экологическое невежество и технократический подходы.

Детям нужно живое чтение, чувство в душе, чувство любви, чувство Бога - все это дает чтение. В своей работе Федеральное агентство по делам молодежи большое внимание этому уделяет, и все вы знаете, что сейчас проходит Год молодежи в Российской Федерации. Вчера мы подвели его итоги и наградили выдающихся номинантов в форме победителей под названием «Прорыв». В нем принимал участие Президент. Вчера вечером была трансляция этого мероприятия, Президент очень ярко выступал. В этом уникальном мероприятии принимало участие более 20 тысяч молодых людей, которые являются победителями тех или иных всероссийских и международных олимпиад, являются героями в службе силовых структур и проч. Перед этим мероприятием проходила выставка достижений молодых наших изобретателей и выдающихся ребят, на которой мы обсуждали эти вопросы, которым сегодня посвящено наше совещание. Все они, безусловно, в абсолютном своем большинстве, нашлись лишь единицы, которые легкомысленно отозвались о чтении, все лидеры сегодняшней молодежи огромное и приоритетное значение предают чтению и самообразованию.
Молодежная общественная палата, которая совместно с ЦСКП вышла инициаторами сегодняшней премии и нашего с вами собрания, это уникальный саморегулируемый орган, в который входят представители наиболее активных и передовых общественных и общественно-политических организаций, не только «Единой России», но и абсолютного большинства партий, которые представлены сегодня в стране. Там также участвуют ребята, которые представляют и писательское сообщество, и известнейшие блогеры. Поэтому очень важно, что одним из своих приоритетных проектов Молодежная общественная палата выбрала именно тот, по поводу которого мы сегодня собрались.
Я всех приветствую, очень хотелось бы внимательно послушать вашу позицию на этот счет. Заранее поздравлю всех победителей и номинантов. К сожалению, вынужден буду у вас отпроситься, у меня в 3 часа в МИДе выступление на коллегии, поэтому я до конца не смогу находится, но материалы обязательно изучу. Спасибо.
Шувалов Ю.Е. Я хочу предоставить слово руководителю благотворительного фонда Юрия Тена, Тен Людмиле Борисовне. Она очень серьезно нас поддержала в реализации этого проекта. Пожалуйста.

Тен Л.Б. Спасибо, Юрий Евгеньевич.
Добрый день! Наш благотворительный фонд работает уже 14 лет, работает он в Иркутске, это основное наше поле деятельности, и в Иркутской области. Основная наша функция - это помощь детям, детям больным, детям талантливым, сиротам, детям из многодетных семей. Издание книг - это одно из направлений нашей деятельности. Здесь сидит писатель Михаил Кустов, который написал совершенно замечательную книгу о дружбе животных и людей, она очень трогательная, очень чистая. Когда мы эту книжку увидели, мы решили, что нам непременно надо ее издать. Как? Что для этого нужно?
Деньги, это одно направление, и второе, важно чтобы эту книжку прочитали дети, чтобы она дошла до своего читателя. Дважды в год мы проводим благотворительные аукционы, и на одном из таких вечеров-аукционов мы презентовали эту книжку. Актриса местного театра прочитала рассказы, мы показали возможную обложку, вы знаете, люди откликнулись. Представители иркутского бизнеса прониклись этой идеей.
Как сделать, чтобы книжка дошла до юных читателей? У нас появилась идея иллюстрировать эту книгу рисунками ребят из детских домов. Мы провели конкурс рисунков, рисунков было, конечно, огромное количество. Мы охватили не только Иркутск, но ещё и Сахалин, Читинскую и Иркутскую область, то есть те регионы, где работают предприятия, принимающие участие в благотворительном фонде. В конце концов, родилась эта замечательная книжка, как сейчас мне говорят, это вызвало очень большой интерес в Московском Правительстве и удивление, почему вдруг эту книжку издал где-то в Иркутске какой-то благотворительный фонд. Но тем не менее книжка замечательная, книжку читают, дети читают, родители читают. Я думаю, что такова же судьба будет у книг, которые сейчас вышли.
Еще один проект, который мы завершаем, я просто хочу похвалиться, мы издаем православную азбуку Крупина, она у нас выходит буквально дней через десять. Удивительное издание, очень красиво иллюстрировано, в доходчивой форме рассказываются самые важные вещи, речь идет о христианской этике. И все это в такой форме, которую без сомнений дети воспримут.
Коротко, я заключаю свое выступление, хочу сказать, что читают наши дети и есть интерес к книге, но, наверное, нам, взрослым, надо немножко тоньше искать эти подходы, как достучатся до сердец наших детей. Это замечательно, нужно и важно. Спасибо.
Шувалов Ю.Е. Спасибо большое.
Я хочу предоставить слово Репьевой Ирине Владимировне, главному организатору этого конкурса, который уже не первый год проходит. Пожалуйста, вам слово.

Репьева И.В. Постараюсь рассказать коротко, хотя нашей деятельности уже пять лет. В январе 2005 года при Союзе писателей России, приблизительно десять человек писателей московских решили объединиться в Товарищество детских и юношеских писателей России. Валерий Николаевич Ганичев это все одобрил и разрешил нам принимать в наше товарищество не только членов Союза писателей, но и людей, которые состоят в других творческих союзах, а так же тех, кто вообще только начинает, у него нет книг, но есть уже какой-то написанный труд.
И мы начали думать, как организовать нашу работу с пользой для читателей и писателей. Вот и возник наш конкурс имени Алексея Николаевича Толстого. Сейчас мы подвели результаты третьего конкурса и мне приятно констатировать то, что мы подняли громадный пласт детской, юношеской и молодежной литературы, которая не только не была известна широкому читателю, она даже в Союзе писателей не была известна. Позавчера я говорила с Валерием Николаевичем, он очень интересуется наши делами, и он говорит, откуда вы взяли историка Бачурина, поэтессу Александренко? Ну прошли эти имена. А получилось это потому, что во время перестройки общий государственный характер нашей литературы утерялся, в основном у нас существует литература региональная. Сейчас мы ищем в регионах таланты, которые могли бы опять объединиться в общую российскую литературу. И это, в общем-то, удается. В нашем товариществе уже больше 80 человек, в основном мы принимаем людей, которые уже получили какое-то лауреатство на нашем конкурсе. И на каждом конкурсе мы отмечали до 50 человек. Что это за люди? Во-первых, это авторы, которые уже вошли в некую творческую ситуацию, в контакт с нашим товариществом, и мы стали постоянно издавать, у них появился смысл для того, чтобы писать новое. Таких людей очень много. Мы дали какой-то старт многим молодым писателям и поэтам, которые вообще не знали, куда нести потому, что в Союз писателей без книг не принимают, ну зачастую, вообще работа творческого союза на местах мало заметна, особенно если человек живет в деревне, а город областной от него за 200 - 500 километров. Вот в Красноярском крае такая ситуация.
Мы поняли, что литература есть, но в каком виде она существует?! Вот возьмите, к примеру, Хабаровский край, Елена Неменко мне рассказывала, было всего три детских писателя, один умер, осталось два. Вот кто будет такую литературу поддерживать, если, например, этот поэт приедет к губернатору и скажет, я талантливый человек, я хочу, чтобы издавали мои книжки? Губернатор может вообще его не заметить. А когда мы организовали товарищество, то это уже получилось литературное явление, которое очень трудно было не заметить.
Когда мы лучшие наши работы понесли в городскую комиссию по книгоизданию, которая работает при Правительстве Москвы, понесли в фонд «Русский мир», в политические партии, то выяснилось, что, оказывается, можно найти еще и деньги на издание этих книг. Хочу сказать, то, что мы поддержали на конкурсе и будем поддерживать, это то, что можно назвать неформатом, потому что талантливый человек может прийти в издательство «Эксмо» и ему скажут: ты мне рассказы о природе принес, рассказы о природе современные дети не читают, ты лучше пиши детективы. Понимаете, его все склоняют писать какие-то сериалы, детективы, но какой сериал может быть у рассказов о природе, у рассказов о животных, или у лирической повести, в которой есть определенная тема? Или сказку, зачастую ее невозможно продолжать до бесконечности, или историческая повесть, каким может быть продолжение? Школьная повесть, педагогическая повесть, психологическая повесть - это все оказалось не востребованным коммерсантами, а торговые сети у них. И спрашивается, как я могу сегодня заинтересовать этих людей нашей литературой, у нас сейчас четыре многотомника вышло, чтобы это все вышло массовым тиражом? Я имела такой опыт, например, человек приносит какому-то издателю наши работы, и он сразу говорит, у меня есть уже штатный сказочник, нам новые не нужны. Или у нас есть узкий круг писателей, мы их прикармливаем, мы их рекламируем, мы в них вложили большие деньги, пускай они их теперь отработают, и новые люди мне не нужны потому, что это новые расходы рекламные, на телевидение, на радио, в газетах.
А между тем наша литература оказалась очень востребованной. Я уже сказала, что мы четыре многотомника издали, и они очень быстро разошлись по библиотечным системам. Благодаря поддержке фонда «Русский мир», мы издали черырехтомник «50 писателей», потому что туда вошли произведения 50 писателей, там только детских поэтов было большое 25 человек. Эти книги мы распредели по библиотечным системам 20 регионов и получили очень много позитивных откликов, то есть мы дали ту литературу, которую библиотеки ждут. И наша задача сейчас – повысить тиражность этих книг. У нас уже есть 13 оригинал-макетов. Мы готовы отдать эти макеты в надежные руки с тем, чтобы человек не задокументировал, что он большим тиражом издал книги, а чтобы эти книги реально разошлись по библиотечным системам, и писатели могли приехать в эти библиотеки и увидеть свои книги в областной библиотеке и в районных городов и в сельских. В этом мы сейчас очень нуждаемся.
О качестве нашей литературы свидетельствует то, что её, например, поддержали 16-ые Рождественские чтения. В отчете «Церковь и культура» было написано, что наш конкурс поднял тему целомудрия в детской литературе. Целомудрие не в пошлом каком-то смысле, а в смысле, что наши писатели понимают, что такое грех. Они его не просто показывают, ведь сейчас проблема в том, что писатель тащит за собой в детскую литературу свой грех. Например, я читала рассказы для детей, где сплошное пьянство взрослых людей и рассказ этот почему-то называется детским. Более того, писатель не осознает свой грех, не дает ему никакой оценки. Ладно, если бы он показал, дал бы оценку, ребенок извлек бы урок. С одной стороны, у нас идет такой вот поток литературы полезной, познавательной, те же рассказы о природе, исторические повести, а, с другой стороны, мы взываем к лучшему в человеке, мы это лучшее в нем вскармливаем своей поэзией. Мы возвращаемся к высоким смыслам.
Сегодня очень важно писателю осознать, в какое время он живет, что сегодня должно быть образцом культурного, разумного поведения. Многое же разрушено сейчас, эти ценности.
Что я еще хочу сказать. Конечно, мы будем продолжать свою работу. Почему? Мы вот, например, на первом конкурсе отметили повесть директора таежной школы Сергея Козлова «Пуговица царевича Алексея», мы так ее назвали, а сейчас по ней уже фильм сняли. Я знаю, что жена нашего Президента Дмитрия Анатольевича Медведева посмотрела этот фильм, и он ей понравился, сейчас его закупают за границу, а в нашей стране фильм продается с трудом. Фильм называется «Наследники». Олег Дмитриевич Трушин, который пишет у нас о природе, на этой неделе был отмечен премией представителем Президента в Центральном федеральном округе за свои рассказы, за свою деятельность. Потому что в нашем товариществе собрались не просто люди, которые сидят и пописывают в свое удовольствие, они прекрасно осознают, что если их не будет, не будет громадного пласта современной русской культуры. Дети действительно будут уходить в подворотни, на улицы, искать там каких-то развлечений. Наша литература не литература отвлечения от жизни, а привлечения к ее проблемам и решению этих проблем, это полезная литература.
Мы, наше товарищество, идем в авангарде этих процессов. Но мы никогда не справимся своими жалкими силами со всем этим пластом проблем. Мы никогда не наполним своими книгами все школьные библиотеки, их более 60-ти тысяч, все областные, семейного типа, детские, молодежные, потому что наших сил просто на это не хватает. У нас тиражи книг такие: первый трехтомник – 1 500, потом 3 000, потом еще 3 000, потом еще 3 000 тираж. Это совсем немного, это так мазнули по некоторым библиотечкам, что-то там положили, все это до дыр дети дочитали, но нам то хочется, чтобы эта литература служила. Служила детям, молодежи, юношеству служила. Понимаете, хочется действительно поднять.
У нас уже некоторые авторы входят в программу внеклассного чтения своих регионов. Тот же Олег Трушин, Александр Илларионович Щербаков в Красноярском крае. Но хочется, чтобы их книги читали ребята не только в их крае, районе или городе, чтобы вся Россия прочитала. И более того, раньше, в советское время существовало понятие «национальная детская литература». Государство вывозило писателя за границу. Я знаю, что Ирина Токмакова рассказывала: я приезжала туда, и я чувствовала гордость за свою страну, потому что я принесла культуру, мои книги переводились на иностранные языки. А где сейчас это? Вот, Золотая медаль Андерсена, международная награда, когда в последний раз вручалась российскому детскому писателю? Я, например, видела на фестивале школьных библиотек «БиблиОбраз», книги национальной современной детской литературы Киргизии, Азербайджана, Армении на языках этих народов. А российская литература представлена очень слабо.
В заключение я хочу сказать, что наше товарищество и вообще Союз писателей это как бы стержень, вокруг которого происходит культурообразующее пространство, оно втягивает в себя лучшие силы. Если разрушить Союз писателей или уничтожить наше товарищество, передать наши функции кому-то там, частному издателю, он может с этой задачей не справиться. Потому, что мы профессионалы, мы чувствуем друг друга, мы понимаем наши общие задачи.
Предложения у меня такие. Понимаете, надо какое-то госфинансирование детско-юношеской, молодежной литературы в стране, какие-то серьезные программы на законодательном уровне принять. Есть же законопроект о поддержке отечественно кинематографа, туда должны прийти громадные деньги, миллиарды рублей. А то, что делаем мы, это, так сказать, на копейки делается, к сожалению. Кроме того, может быть, даже необходимо создание фонда детско-юношеской литературы, потому что когда в одном месте собраны и деньги, и программы, и авторы, и идеологи, и законодатели, такой вот клуб, то этим людям проще выполнить свою государственную задачу. Я считаю, что мы своей работой служим государству. Спасибо за внимание.
Шувалов Ю.Е. Я хочу предоставить слово Маркову Сергею Александровичу, заместителю председателя Комитета по делам общественных организаций и религиозных объединений. Пожалуйста.

Марков С.А. Здравствуйте, уважаемые коллеги!
Несколькими мыслями хотел бы поделится. В первую очередь, спасибо за эту тему, мне кажется, она очень важная и нужная. У нас есть необходимость создания того, что наши коллеги Даниил Дондурей и Серебряников назвали «необходимость создания сложного человека». Происходит некоторые упрощение, а надо сказать, что модернизацию простые не делают, делают люди со сложными мозгами и, конечно, чтение очень этому способствует.
При этом я много общаюсь с иностранцами и могу сказать, они, по-прежнему, считают, что Россия остается самой читающей страной мира. Во всяком случае, одной из самых читающей, может быть Дания и небольшие европейские страны, но без сомнений мы остаемся такой, и уж точно Москва и Санкт-Петербург и такие крупнейшие города. Мы видим, что есть бум книжных магазинов, который тоже радует, можно заехать туда в 2 ночи и увидеть не просто людей, толпу практически людей. Выставки, «нон-фикшн» всем хорошо известный, приятно встречать там руководителей наших телеканалов, министров, других крупных начальников, которые в частном порядке приходят посмотреть эти книги - это все очень позитивно.
Я много преподаю и могу сказать, что студенты читают очень много. Читают не только специализированную литературу по курсам, но и просто книги, исторические, художественные и т.д. Нам повезло еще с ценой на бумагу, как я понимаю, представители средств массовой информации, обладая своим мощным политическим административным ресурсам, смогли отбить низкую цену не только на ввозимое техническое оборудование, но и на бумагу. До сих пор ряд выплат, которые обычные товары выплачивают, бумага не выплачивает. Это, конечно, случайно оказалось, не о книгах в этот момент думали, но достаточно позитивно получилось.
Я часто бываю на Украине и могу видеть, что книга на русском языке, книга, отпечатанная в России, там по-прежнему доминирует, и это очень хорошо, у наших союзников это вызывает большой интерес.
Одновременно мы видим, что наша страна не свободна от тех общих процессов, которые происходят в мире, это увеличение информации, выходящей на электронных носителях и в целом, что называется интертеймент, развлечения различные. К сожалению, от этого не уйти, здесь нужно согласится с Маклюином, с его идеей о формировании нового мифа, нового устного творчества, это является без сомнения то, что развивается, от чего невозможно уйти.
Однако при этом я бы сказал, выделяются отдельно «люди книги». Происходит концентрация углубления этого разделения, выделяется «человечество телевидения» и «человечество книги». При этом люди живущие в «человечестве телевидения», у них будет снижаться все больше и больше рабочий день, все будут беспокоится, чтобы не дай бог работу не потерять, чтобы их никак не беспокоить, все больше и больше их сознанием будет манипулировать, и все меньше будет с этой точки зрения свободы. Они думают, что они сами пьют «Пепси-колу» и «Кока-колу», на самом деле за них это решили уже другие люди. Они думают, они сами выбирают Буша или Обаму, на самом деле за них это решили серьезные взрослые дяди. И решили кто? «Люди книги».
Именно книга дает главную сегодня свободу, свободу иметь свое собственное мнение, иметь свое собственное неманипулированное сознание. Видные философы неоднократно подчеркивали, что само понимание свободы серьезно изменилось. Когда-то это была свобода сказать, потом это стало свобода быть услышанным, на сегодня это свобода иметь свое собственное сознание. И только книга, серьезная литература дает современному человеку такую свободу.
В чем наш интерес, как страны, как элиты, в широком смысле слова, как партии «Единая Россия»? Мы заинтересованы в том, чтобы среди этих «людей книги» было в мире как можно больше наших, и, во-вторых, чтобы в России тоже среди тех, кто управляет этими процессами, было как можно больше наших. Потому что, если мы не будем развивать свое образование, то постепенно к нам будут приезжать другие. Уже достаточно много, как вы знаете, нашими российскими корпорациями все больше и больше руководят иностранцы, не потому, что это чей-то злой умысел, а потому, что это хорошо профессионально подготовленные люди. Та система образования, которая создает вот этих «людей книги», людей со свободным мышлением, она создает тех, кто управляет миром. В том числе, управляет странами. И мы должны здесь быть максимально конкурентоспособными в том, что касается участия в управлении миром в широком смысле и управлением собственной страной. А то так можем потерять собственную страну, когда на высших постах будут люди, которые получили образование на других системах и являются гражданами других государств. Еще раз повторю, не потому, что это чей-то злой умысел, а просто, чтобы управлять крупнейшей корпорацией, нужно очень много знать. И таких людей, очень много знающих, конечно, не может создать телевидение, могут создать только книги.
Еще несколько идей. У нас, кажется, появились новые типы книг. Это достаточно опасная тенденция. 2–3 негативных типа я выделил бы, книга-муляж и книга-провокация. Книга-муляж является своеобразным подтверждением статуса, вы, наверное, видели, такие толстые, обязательно красивые обложки, часто большой начальник или большая организация, некий отчет, подтверждение своего статуса. Часто она даже написана другими люди, иногда это отчет о потраченных деньгах, то есть надо как-то отчитаться. Но такие книги муляжи все больше и больше развиваются поскольку, они связаны с неким подтверждением социального статуса либо человека, либо проекта. И второе, это книга-провокация, главный смысл которой, чтобы автор пробился на телевидение. Издается какая-то, ну в наиболее развитых странах, например, «Код да Винчи», вот это классический пример книги-провокации. Она создается не для того, чтобы она существовала как книга, а для того, чтобы с ее помощью пробиться на телеэкран. (Ну там еще другое дело, там борьба идет внутри католической церкви. Если будет интересно, можно потом побеседовать.)

Еще одно важное изменение произошло. Изменился сам тип чтения. Раньше человек брал книгу и читал от начала и до конца, сейчас книги от начала и до конца читают очень мало, только художественные произведения. Идет как бы новый формат, человек одновременно читает, во-первых, он читает не от начала и не до конца, а во-вторых, он одновременно читает достаточно большое количество книг. По большому счету это означает, что каждый человек формирует свой собственный гипертекст, и читает остальные книги, как части этого своего персонального гипертекста. А это очень интересная тенденция, которая может иметь интересные будущие продолжения, особенно учитывая то, что существуют электронные носители, которые позволяют книги в электронном виде компоновать и перекомпоновывать. Мне кажется, что мы в ближайшем будущем можем стать свидетелями формирования больших персональных книг, которые являются неким аналогом жизни человека.
Еще одна важная тенденция, это разделение, я бы сказал, распад общего культурного пространства, это не только у нас тенденция, это везде существует такая, распад на субкультуры. От этого никуда не уйти по большому счету, поскольку само по себе прогрессивное явление, это ликвидация массового и общего продукта, индустриализация XIX века, и переход к формированию отдельных субкультур в рамках которой только человек может чувствовать себя комфортно. При этом если раньше это были субкультуры, данные от рождения, то сейчас это субкультура по личностному выбору человека. И процесс чтения книг и знакомство с другими культурными носителями все больше и больше концентрируется вокруг таких субкультур. Сам по себе это объективный процесс, не хорошо не плохо, но в нем есть некоторые негативные стороны, которые нам нужно скорректировать. В частности, это распад языка коммуникации. То есть люди, которые читают разные книги, им теперь трудно говорить, поскольку у них коммуникативный язык, язык образов, язык идей становится разным. Они формально говорят на русском языке, они даже, может быть, закончили один университет, например, МГУ имени Ломоносова, но читают настолько разные книги, что у них коммуникации оказываются нарушенными, в том числе, внутри интеллектуального класса.
Поэтому, я полагаю, перед нами была бы задача способствовать воссозданию единства культурного пространства. Субкультуры не могут ликвидироваться, и не надо их ликвидировать, это абсолютно позитивное явление, но между субкультурами должны быть тропинки, должно быть некое общее пространство. Я бы сказал так, нужно, чтобы у нас была одна большая книга, которую мы все прочитали и на языке которой мы может говорить. В эту одну большую книгу могут входить разные произведения, например, Пушкин, «Мастер и Маргарита», еще какие-то такие книги, которые читал практический каждый из здесь сидящих, и мы можем говорить на языке коммуникативном этих книг. На сегодня новые поколения, молодые люди, вот мои студенты, они таких книг практически не имеют. Я полагаю, что мы могли бы здесь способствовать, например, иметь какую-то общенациональную премию в области книг, в разных областях, чтобы формировался какой-то корпус хорошей и качественной литературы, который одновременно играл бы главную роль общей площадки коммуникаций, создания общего языка, образов, который делал бы нацию культурно единой. Такие вещи нужны не только в книгах, но и в том, что касается телевизионных передач, кино и т.д. Но поскольку речь у нас про книги поэтому я это и говорю.
И самое последнее. Говорится в государственной программе, о поддержке книги, детского книгоиздательства, качественных книг, с этим полностью согласился бы, однако, мне кажется так узко брать нельзя, надо брать более широко. Нужна вообще государственная программа создания сложномыслящего человека, которая должна включать в себя и поддержку книгоиздательства в разных направлениях, и поддержку качественного кино, и поддержку форм диалога. Я полагаю, что и поддержку музеев, о чем мы с Григорием Петровичем говорили уже, я считаю, например, что это одна из национальных задач - открыть музеи людям, в том числе, открыть их в после рабочего времени. Совершенно не дело, когда они закрываются, когда люди только собираются уходить с работы. У нас сейчас будут многочисленные праздники, мы же знаем там выбор: либо пьянствовать, либо чем-то заниматься. Получается, что либо человек пьянствует, либо смотрит телевизор до одури. Нужно открыть музеи особенно в эти дни. Может даже выступить с инициативой в оставшиеся дни до Нового года, открыть музеи, чтобы они работали без выходных все новогодние праздники, чтобы люди имели возможность общаться. Я думаю, что это нормально, просто какой-то бюджет должен быть, он не очень большой по стране, но дать возможность людям приобщаться к образцам высокой культуры которая у нас создана. Вот частью такой программы формирования сложномыслящего человека, между прочим единственного субъекта модернизации, должна быть программа поддержки книгоиздательства. Спасибо большое.
Шувалов Ю.Е. Спасибо большое, очень интересное выступление Сергей Александрович.
Я хочу предоставить слово Малаховой Наталье Григорьевне, начальнику отдела Российской государственной детской библиотеки, пожалуйста.

Малахова Н.Г. Я очень рада, что здесь так много говорили о библиотеках, и такое уделялось внимание библиотекам. Я не хотела бы начать с роли чтения, насколько я понимаю, в этой аудитории это совершенно бессмысленно, все мы это знаем. Поэтому, я постараюсь коротко о детских библиотеках, о том, что это такое и в каком положении мы сейчас находимся, и о некотором мировом опыте, который мы сейчас имеем.
Ну, во-первых, это воспитание мыслящего человека, оно начинается с самого раннего детства. Поэтому замечательно, что работают сейчас школьные библиотеки и всякие разные большие научные библиотеки, но детская библиотека здесь стоит совершенно на особом месте. И как показывает наш опыт, родители сейчас, практически семья не справляется с функцией воспитания потребности в книге, в чтении у ребенка.
Немножечко о чтении. Если в ситуации с чтением мы идем в русле общемировом, то есть кризис чтения, который во всем мире идет, он нас стороной не обошел, а в ситуации с детскими библиотеками, мы наоборот, идем совершено в противоположном направлении. То есть, если общая мировая тенденция, это развитие именно детских библиотек и детского чтения, то у нас сейчас все равно наоборот. Детские библиотеки сливаются с юношескими, юношеские подминают под себя детские, детские закрываются, не финансируются и т.д.
Ситуация с чтением в России, что такое чтение сейчас, чтение взрослое? Оно распадается на две основные составляющие, чтение деловое и чтение развлекательное, и та же самая картинка зеркально в детском чтении, это чтение для школы по нужде, и чтение для развлечения того, что мы называем низкопробной литературой. И характеристики современного этапа детского чтения, по всем социологическим исследованиям резкое снижение интереса к чтению. То есть, если 30 лет назад 37-40% подростков считали для себя чтение привлекательной деятельностью, то сейчас около 7% подростков. Это уменьшение количества чтения, это ухудшение качества чтения, падение грамотности владения родным языком.
Логопеды говорят об ужасающем положении дел с речевым развитием маленьких детей, то есть теперь значительно количество детей учатся говорить только вместе с логопедами. И такое явление, получающее большое распространение, как дислексия и дизграфия в детстве, то есть трудности при учении читать и писать. Грубо говоря, дети не могут складывать буковки в слова, для этого требуется специальная и организованная работа логопеда. А научившись складывать буковки в слова, они не понимают смысла этих слов. То есть наши дети читают тексты учебников и не понимают их содержания, они не могут решить математическую задачу потому, что они не понимают, как на родном языке там эти условия изложены.
Ну и наконец, резкое снижение количества домашних библиотек, то есть, достаточно большое количество детей растет в семьях, где в доме нет ни одной книжки. Соответственно результат, международный мониторинг исследования чтения, по PISA мы с лидирующих мест занимали 28-е место, 36-е место, то есть совсем в конец уходим. Между прочим, способствует немало этому политика книгоиздания и книгораспространения, о чем здесь тоже говорили. То есть очень малые тиражи литературы, которая издается 5 -10 тысяч и то, что даже будучи изданными, книги практически не доходят до отдаленных регионов. Если в Москве прилавки полны книг, то отъехать немного от Москвы - книги не доходят, и по опросам наших социологов, в городах с населением меньше 500 тысяч, любимая и наиболее популярная книга подростков называется «Гадюка в сиропе», не потому, что она самая хорошая, а потому, что она туда дошла. А города с населением меньше 100 тысяч не имеют книжных магазинов. Таким образом, детские библиотеки остаются последней площадкой, где дети могут взять книгу бесплатно, и не только. Не знаю часто ли присутствующие здесь бывали в детских библиотеках, потому что, как правило, такое общее мнение, что детская библиотека это пункт книговыдачи. Это совсем не так, детская библиотека сейчас современная, это свободная территория детства. То есть это пространство свободного общения, чтения, игры, развития, воспитания творческих способностей, и очень часто, если это какой-то небольшое поселение или город, это единственный центр детства бывает. Это комфортная и безопасная среда для всестороннего развития ребенка. Чем занимаются сейчас детские библиотеки? Во-первых, даже самые небольшие проводят исследования детского чтения и семейного чтения, то есть они смотрят, что, как и насколько читают их читатели. Проводят работу по воспитанию потребности в чтении, то есть чтобы чтение стало необходимостью. И вся работа детских библиотек, это многочисленные кружки, клубы, студии, разные мероприятия, и очень пролонгированная длительная работа, и даже просто то, что в отличии от взрослой библиотеки, детский библиотекарь с ребенком будет говорить час, полтора, два пока ребенок готов разговаривать, читать, играть, рисовать. И будет разговаривать он до тех пор, пока ребенок не скажет: «Я буду всегда сюда приходить». Вот в нашу библиотеку дети приходят, и родители говорят что, когда они забывают слово «библиотека», они говорят, что пойдем в то место где дворец с книгами. Это вторая функция. Это центр объединения семей и просвещения родителей сейчас, потому что там вместе занимаются и дети, и родители, и этого тоже очень много. Это центр общения. Это центр воспитания и образования и воспитания гражданственности, воспитания экологического.

И вот опять, чтобы не так просто красиво это звучало, вот Читинская библиотека. Приехала я туда на юбилей, приходят поздравлять Читинскую краевую библиотеку театр драматический, картинная галерея и заповедник «Пять озер», знаменитый заповедник. И выясняется, что огромная программа, проект такой с этим заповедником у детей из Читинской библиотеки. Дело в том, что этот совершенно уникальный заповедник «Пять озер», его питают реки, которые текут из Китая, и этот заповедник обладает очень редкой флорой и фауной, там мировые конференции экологов и этологов, зоологов проводятся. А в Китае обсуждался такой проект возможности поворота этих рек, чтобы они несли воду обратно в Китай, тогда озера заболачиваются, флора и фауна уничтожается, и мы теряем огромный, замечательный заповедник. И вот обратились биологи заповедника именно к детской библиотеке, с тем, чтобы дети помогли. Там вообще задача состояла вывести этот заповедник в разряд международных объектов охранных, и вот тогда никто не имеет право больше ему повредить. И дети занимаются сейчас этой работой, мало того, что они изучают материалы, связанные с этим заповедником, они собирают фольклорные материалы, они пишут свои сказки и рассказы, они придумали плакаты, открытки, календари. Они участвовали в международном симпозиуме экологическом, и вот есть надежда, что дети таким образом помогут. Это вам и образование, и воспитание в одном флаконе, и это делают библиотеки.
То есть, когда приезжают к нам из разных других стран, просто удивляются тем функциям, которые сейчас детские библиотеки выполняют. И еще очень важно, что детская библиотека, как сейчас говорится, занимается инклюзивным образованием и воспитанием. То есть, это предоставление равных возможностей для всех детей. Совершенно в одинаковых возможностях взрослые и дети, и дети из семей бедных и богатых, и дети-инвалиды с особыми потребностями, и дети здоровые, и дети эмигрантов, и дети коренного населения. То есть все дети они у нас равны и они имеют площадку для абсолютно равного общения. Это тоже очень важно.
Положение детских библиотек на сегодняшний день достаточно незавидное. Во-первых, так и не принята в полном виде национальная программа продвижения чтения, там отдельные положения были приняты. Чтобы не утомлять цифрами, я вот что скажу, международным стандартом публичных библиотек для фондов, для выдачи детям, положено 30%, грубо говоря, книжек для детей должно быть 30%, в России их 9%. Пещерные совершенно технологии, есть несколько отдельных библиотек, где все в порядке, но массово это пещерные библиотечные технологии. Нет оснащения, большие трудности с фондами, хотя много помогают в комплектовании, но тем не менее, чуть отъехать от крупных городов фондов на комплектование тоже не хватает. Ну, а о зарплате и престиже детских библиотек вообще можно не говорить, этого практически нет. Хотя детские библиотеки возникли в России в 1870 годы, и Россия была одна из первых стран, где появились детские библиотеки и мы прошли огромный путь. Недавно мы с коллегами читали материалы 1912 года и выяснили, что все проблемы детских библиотек, которые сейчас стоят перед нами, стояли и тогда. Но с тех пор наши библиотеки прошли огромный путь. Вообще в мире было очень мало именно детских библиотек, потому что они входили, как правило, в отделы взрослых библиотек. Сейчас мировая практика такова, что детские библиотеки начинают строиться. Вступивши в кризис детского и взрослого чтения и получивши ужасающие результаты по этому пизовскому мониторингу, все страны резко начали шевелиться по этому поводу: принимаются огромные национальные программы по развитию и продвижению именно детского чтения; разрабатываются новые концепции детских библиотек; строятся отдельные здания детских библиотек; создаются огромные национальные центры детского чтения и строятся маленькие библиотеки в небольших местностях.
И в заключение пара примеров. Франция поддерживала детское чтение таким образом: они вкладывали деньги не в книгоиздательство, не в книгораспространение, не в писателей, они вкладывали деньги прицельно в библиотеки. В Париже 40 лет существовала совершенно уникальная детская библиотека «Радость чтения». С прошлого года она немного переструктурировалась. В 90-е годы была принята национальная программа поддержки детского чтения и развития детских библиотек. 1989 год – введение национального праздника «Чтение и развитие читающих городов». Это стало государственным делом и это происходит во всех странах: Великобритания, Швеция (особенно Швеция, Норвегия, Дания – у них совершенно замечательный опыт).
Посмотрите, что делается в Японии. После поразивших правительство и граждан Японии исследований PISA, где Япония заняла очень низкое место, в 2000 году там учреждена Международная библиотека детской литературы, и 2000 год становится национальным годом детского чтения. Дальше. Через год – 2001 – закон о поддержке читательской активности детей и День детского чтения в Японии. Еще через год – 2002 – основной план поддержки читательской активности детей. 2004 год – сетевой проект совместного использования библиотечных ресурсов для школьных и не школьных библиотек. 2005 год – закон о поддержке культуры письма и чтения и День культуры чтения и письма. 2008 год – второй план по поддержке читательской активности детей. Будьте уверены, японцы четко выполняют все эти планы.
Этот опыт собран и изучается у нас в библиотеке. Существуют локальные очаги, такие форпосты детского чтения, и это замечательно. У нас везде работают энтузиасты, в том числе и на ниве детского чтения. Но без государственной программы, без государственной поддержки мы то, что имели, а другие нет, сейчас нагоняют и выходят на передние рубежи, сейчас утрачиваем. Это очень печально. Спасибо.
Шувалов
Ю.Е. Спасибо.
Жукова Татьяна Дмитриевна, Президент Ассоциации школьных библиотек России, пожалуйста, Вам слово.

Жукова Т.Д. Благодарю за приглашение и предоставленную честь выступать на таком интересном мероприятии.
Я представляю наше профессиональное сообщество – школьные библиотекари России, которые, несмотря на все трудности, в сложных условиях демонстрируют не только свою жизнестойкость, но и наличие творческого потенциала богатейших человеческих ресурсов.
Сегодня мы очень интересно говорим и о духовной безопасности, которая является ядром информационной безопасности, и о глобальной опасности для будущего наших детей – манипулирования сознанием и управлением мыслями наших детей. На самом деле, в мире идет борьба смыслов. А, как еще сто лет назад говорил Иван Ильин, «качественное чтение – это не только умение скользить по буквам, а умение оживлять эти буквы, понимая мысли и смысл, стоящие за ними, заполняя внутреннее пространство души», добавляя, «если это не простой механизм без духа». Неутешительны результаты международного тестирования PISA, о котором сейчас говорила моя коллега Наталья Григорьевна. Это известное исследование 15-летних детей развитых стран, когда они уже переходят и должны социализироваться. Наши дети в третий раз показывают ухудшающиеся результаты. В последний раз мы показали 37-40-е место и впереди нас оказались Турция, Чили. Мы, специалисты, это называем не просто местом, а индексом PISA во всем мире.
Я очень много выезжаю за рубеж, недавно в Падуе, кстати, в зале, где 400 лет назад Галилео Галилей читал математику, была большая международная конференция с представителями около 100 стран, начиналась она с очень интересного доклада о чтении и развитии мозга. Наши японские коллеги считают, что чтение – это мощнейший инструмент развития мозга, как они говорят «жизненной энергии». Поэтому то, что наши девятилетние дети в ПИРЛЗе – аналогичном исследовании для детей, которые переходят из начальной школы, где они учились чтению, в основную, где они будут с помощью чтения учиться, наши дети вместе с Сингапуром показали первое место, а дальше мы теряем. Пока они доходят до 15-летнего возраста, дети оказываются на 40-м месте. Фактически это связано и с функциональной неграмотностью, то, что потом называется человеческим фактором, вторичная неграмотность, когда люди неправильно читают инструкции, а потом происходят аварии. Это проблема и цивилизационная во всем мире, и, конечно, безопасности нашей страны.
Сегодня, в этой аудитории, не нужно говорить о том, насколько важно, чтобы в наших школах, параллельно с обучением, шло и воспитание креативного, но еще важнее порядочного человека. Здесь необходимо возрождать наши блестящие российские традиции, когда у нас было стыдно учиться по учебникам. У нас очень много читали, и для этого, до Революции всегда создавались очень сильные фонды во всех библиотеках образовательных учреждений. В чтении великих образцов литературных произведений русская интеллигенция видела могущественное средство, при помощи которого, они говорили «юноша приобретает связь с Родиной и Человечеством». Например, Виктор Петрович Острогорский говорил, что «забирает с собою в путь, выходя из мягких юношеских лет в годы сурового мужества, добрые стремления, поддерживающие и предохраняющие человека от измельчания и опошления». Сегодня наш современный писатель Фазиль Искандер говорит, что хорошая художественная литература по словам это «вечный комментарий к Евангелию», добавляя в своих литературных заметках: «Насколько легко ограбить, обмануть культурного человека в жизни, настолько трудней его ограбить в духовном отношении. Потеряв многое, почти все, культурный человек, по сравнению с обычным, крепче в сопротивлении жизненным обстоятельствам. Богатства его хранятся не в кубышке, а в банке мирового духа. И многое потеряв, он может сказать себе и говорит себе: «Я ведь могу еще слушать Бетховена, перечитать «Казаков» и «Войну и мир» Толстого».
Флагманской программой нашей Ассоциации школьных библиотек сегодня стало движение «Молодая Россия читает», в рамках которого мы сами стали издавать и ряд специализированных журналов по чтению для взрослых (желающие смогут сегодня получить подарок), детские журналы, которые способствуют духовной и информационной безопасности.
Я хочу вам сказать, что мы искали проекты, которые могут повлиять, быстро изменить без каких-то дополнительных ресурсов, и несколько лет назад придумали проект «Всероссийское родительское собрание». Мы поняли, что сегодня очень важно объяснить родителям важность не только делового учебного чтения, но и творческого чтения, именно в развитии духовного, интеллектуального ресурса личности ребенка. Нашей задачей было включить в процессы энергию родительского движения, а, значит, всего общества, развивая читательскую среду. Все это может помочь изменить парадигму нашего российского образования с прагматичной, на творческо-креативную. Для развития именно целостной личности, а не подготовки квалифицированного потребителя услуг, а, значит, результатов чужого творческого труда других людей, не калькулирующего менеджера, и ментального калеку, а творца, который способен силой своих идей позитивно менять мир.
Сегодня говорили о поисках сложного человека. Сейчас в этой рубрике в «Российской газете» начато обсуждение 7 декабря, и Дондурей и Серебряников написали статью. Там очень замечательно было сказано о том, что «инновации нужны инноваторам». А кто же будет создавать этих инноваторов? Где эта среда?
Я хочу сказать о том, что сегодня мы, специалисты по чтению, говорим о том, что важно расширять контекст, в котором говорят о чтении. Здесь, если говорить пунктирно, надо говорить о развитии нелинейного мышления, синтетического мышления, который необходим. Вот креативность, понимаете?

Сегодня по данным наших ученых на 10 тысяч человек один занимается творчеством, все остальные комбинаторикой. Дети используют Интернет для того, чтобы скачивать уже готовые работы. Вот в чем дело. Я очень благодарна организаторам этого мероприятия, потому что для нас это дополнительное средство продвижения всех этих идей. Необходимо менять среду, в которой учатся наши дети.
Я согласна с тем, насколько важны детские библиотеки, но, поймите, ведь через школьные библиотеки проходят все дети России, 23-25% потом идут с умными родителями или сами в детские библиотеки. Причем чем сильнее будут школьные библиотеки, тем более грамотного читателя получат все остальные библиотеки. Но у нас существуют межведомственная разобщенность – по Закону о библиотечном деле ведомственная принадлежность библиотеки определяется ведомственной принадлежностью ее учредителя. Учредителями нашей системы является система образования, но у системы образования огромное профессиональное поле, поэтому школьные библиотеки оказались на обочине. Поэтому мы в антикризисную программу и Борису Вячеславовичу Грызлову, и Правительству отвезли свои предложения от Ассоциации, в которых мы выделили две кризисных точки.
Первая. Это кризисное состояние фондов, что сказывается на наших писателях, на наших издательствах, потому что тираж 60 тысяч библиотек. То звено, которое было во всей цепочке, вытянуто, понимаете? И социально ориентированная литература, духовно безопасная всегда шла по этим централизованным каналам. Если в 2007 году публичные библиотеки получили 1,4 миллиарда, то школьные за последние 15 лет не комплектовались художественной литературой вообще!
В День защиты детей, 1 июня, что символично, мы провели парламентские слушания тремя комитетами. Сегодня вы можете получить буклет вместе с тезисами моего выступления. К парламентским слушаниям, Журова, в том числе, и другие руководители и депутаты Государственной Думы, провели исследования в регионах. Получилось, что 69% изношенности фонда в школьных библиотеках городов и 90% в селах. Таким образом, практически социальный институт уничтожается, поэтому и наши дорогие писатели страдают, потому что библиотеки не комплектуются. А если наложить еще и то, что 40% российских семей сегодня не имеют ни одной книги еще 30 до 100 книг, то возникает вопрос: в каком культурном поле находится ребенок?
Я проехала до Владивостока, я была в Грозном, когда еще стреляли, и я помню, как до 3 часов ночи ко мне шли школьные библиотекари через блокпосты. Они потом сидели в зале, не прося ни денег, ничего, а прося детские книги для детей, которые были изранены войной. И куда бы я ни приехала, везде одинаковая ситуация. Когда мы в Пушкинских горах проводим наш форум, библиотекари, которые съезжаются со всех концов России, экономят на кофе, чай, но скупают все книги. У нас на форуме почта работает до часу ночи, потому что библиотекари отправляют книги в школы. Все свои домашние библиотеки они перенесли в школьные.
Мы не можем все время быть в состоянии выжатости, на энтузиазме. Сегодня необходима государственная поддержка! И надо в концепции развития библиотечного дела детские и школьные библиотеки ставить на первое место. Мы фундамент! Понимаете?
Если действительно мы придумаем такую целевую программу, не только школьный автобус, школьное питание, которые были в наших национальных проектах образования, которые фактически подготовили переход на новые стандарты школы, но, если говорить о школьной библиотеке, школьное питание – это ведь духовное питание. Отсюда растут прагматики. Поэтому свою задачу мы ставим на уровень геополитической задачи. Да, мы, наверное, маленькая какая-то система, подумаешь, 60 тысяч. Но вы знаете, это такой винтик, который соединит очень многое, что сегодня разорвано.
Я благодарна за приглашение здесь выступить.
Может быть, я говорю немного рвано, потому что только что с поезда и сегодня вечером должна улетать в Карачаево-Черкесию. У меня очень сложный график.
Я знаю, как много у нас энтузиастов и предлагаю просто эффективнее использовать наш ресурс.
Я согласна с очень интересным выступлением по чтению, потому что чтение – это действительно мощнейший инструмент развития мозга, это инструмент создания креативных личностей. Это то, чем Россия всегда была сильна. Несколько лет назад вышла переводная книга (автора сейчас не вспомню, волнуюсь) «Креативные личности или люди, которые меняют мир», в которой библиотекарей в Приложении внесли в суперкреативное ядро профессий XXI века, потому что это синтезирующая профессия. Парадокс нашей профессии в том, что нас оценивают по видимой части, на бытовом уровне, только на выдаче книг. А та интеллектуально емкая часть нашей профессии невидима.
Одной из задач нашей Ассоциации является пиар нашей профессии, потому что всем миром нужно это укреплять, так как это будет укреплением всей нашей нации. Я уверена, мы перейдем на инновационный путь развития, но давайте вкладываться и в такие важные институты.
Шувалов
Ю.Е. Спасибо.
Ирина Владимировна, пожалуйста.
Балахонова И.В. Здравствуйте.
У меня такое ощущение, что все то, что сегодня говорится, относится ко мне.
Марков С.А. Неужели вы представляете Администрацию Президента?

Балахонова И.В. По-моему, я представляю единственное издательство, которое сегодня сюда приглашено, поэтому не знаю.
Очень многое было сказано. Я не буду возвращаться к важности чтения, к его связи или зависимости от морального уровня и морального понимания жизни будущими людьми, которые будут вершить судьбу нашей страны. Я думаю, мы все понимаем, что это важно, это так и есть.
Выступление Татьяны Дмитриевны Жуковой, которое мне показалось интересным и с которым я полностью согласна (я одновременно слушала и размышляла) меня навели на следующие мысли. Мне кажется, для того, чтобы добиться некой связи работы библиотек и работы издательств, в то же время детей и Министерства образования, под эгидой которого вы существуете, возможно, есть смысл обратиться к французскому опыту и опыту многих европейских стран, где современная литература не существует в вакууме. В скобках хочу сказать про выступление Сергея Александровича Маркова, который отметил, что нам необходимо создать некую общую культурную платформу, позволяющую взаимодействовать (возможно, не совсем вашими словами сейчас скажу) на неком всем понятном культурном уровне, говорить понятным языком и так далее.
Честно говоря, я думаю, создание такого культурного шедевра является некой утопической идеей, но современная детская и юношеская литература могла бы помочь молодым людям из разных субкультур понимать друг друга.
Каким образом все это можно было бы привязать к школьным библиотекам? Я знаю, что в Европе школьные программы по литературе просто выстроены другим образом. Там каждый педагог имеет возможность помимо обязательных классических произведений, которые он проходит каждый год со своими детьми, из современной литературы выбрать какие-то важные на его взгляд произведения, вышедшие буквально один-два года тому назад для того, чтобы включить их в ежегодную школьную программу. Таким образом, устаревание литературы по отношению к изучающим ее детям происходит не в той мере в Европе, в которой мы можем наблюдать в России.
К сожалению, наши дети очень оторваны от «Евгения Онегина», которого они читают. Сейчас мы слегка коснулись идеи о том, что наши дети очень хорошо читают, будучи маленькими, и уже совсем не читают, будучи 15-летними, потому что нужно понимать, что между «Азбукой» и «Евгением Онегиным» есть бесконечное количество промежуточных книг, которые нужно прочитать, чтобы понимать, зная «Азбуку», «Евгения Онегина». Этих книг у нас не то, чтобы нет, они есть, но, видимо, к ним должно быть какое-то совершенно определенное четкое требование. Прежде всего, они должны быть современными. Ребенок должен себя ассоциировать с тем, что происходит с героем этих книг, он должен искать в себе героя. Тогда, может быть, с течением времени он будет воспринимать Евгения Онегина так, как ему должно, так, как носитель русской культуры, так, как человек с такими корнями, с такими культурными традициями, каким он и является, потому, что он русский человек.
Что для этого делает маленькое издательство «Самокат»? Маленькое издательство «Самокат» на протяжении 6-ти лет активно пытается издавать литературу, которую мы называем качественной и, издавая которую, большое издательство, наверное, разорилось бы уже давно, за год или за два. Что такое качественная литература, это литература социально направленная, для меня, как для издателя, это литература, которая отвечает каким-то очень высоким художественным критериям. Не напрасно мы издаем произведения для детей лауреатов самых высоких международных литературных премий как то, Нобелевская премия. Мы, например, издали произведение француза Жана-Мари Гюстава Леклезио, который стал Нобелевским лауреатом три года спустя после того, как его издали в «Самокате» для русских подростков. У нас 50 книг всего, нам кажется, что все эти книги достойны того, чтобы быть тиражированными.
К сожалению, маленькое детское издательство находится на русском рынке в положении ещё более сложном, чем вообще любое детское издательство. Почему? Потому, что маленькое издательство не является приоритетным для оптовых распространителей книг, для закупщиков книг и для книгораспространителей в регионах, потому, что от маленького издательства не зависит, какой будет оборот у этих людей. Поэтому качественные книги доходят в регионы, как уже было сказано, практически в порядке исключения и только после того, как складываются хорошие отношения с администрацией данного региона. Как вы понимаете, это тоже не очень просто.
Что бы, мне кажется, было хорошо бы сделать в том смысле. Мне кажется, что есть несколько мер, которые могли бы быть приняты в стране для того, чтобы упростить качественной литературе доступ в регионы, не только через библиотеки. А это наипервейшая задача сделать так, чтобы финансирование библиотек было достаточным для закупки качественной литературы. Потому что таким образом мы имеем возможность донести эту литературу и до детей из бедных семей, и до детей, в семьях которых нет традиции семейного чтения, и собственно позволить ребенку не только читать эту книги самому, но еще найти помощь в лице специалиста по детскому чтению. Такие книги, о которых мы сейчас с вами говорим, как мне кажется, они все-таки подразумевают некую рефлексию, некий диалог со взрослым. Мы же хотим, чтобы этот диалог состоялся, на это мы и направлены, на возрождение мостов между поколениями в том числе. Почему еще важно, чтобы наши книжки оказались в регионах, потому что границы в мире становятся все шире, более открытыми, а дети в регионах, как это ни странно, я думаю, этого не ощущают на себе. Именно в связи с тем, что потребляют массовую, доступную продукцию, как то видеоигры, и т.д., они, к сожалению, не имеют доступа к качественной международной литературе, которая существует в мире и которая доступна детям разных стран, что создает, например, на уровне Европы единое культурное пространство. Если мы не хотим быть исключенными из этого пространства, нам надо понимать, что хорошо бы, чтобы наши дети читали не только русскую классику, до нее надо еще и дорасти, она очень сложная, нам надо включить наших детей в общее культурное пространство, как мне кажется.
Очень важно было бы говорить о фиксированной цене на книгу. Потому что книги, доходящие до регионов, если они не доходят в библиотеки по причине отсутствия финансирования, поступают в магазины, то становятся просто недоступными людям в силу того, что большое количество посредников участвует в процессе ценообразования. Книга, доступная в Москве, во Владивостоке становится просто неподъемной ни для одной нормальной семьи.
Вот, пожалуй, и все. Мне кажется, что, к сожалению, издательство «Самокат» не в состоянии решить вопрос издания качественной детской литературы для всей страны, но все, что от нас зависит, мы делаем. Может быть, как пример, который это демонстрирует, я хочу сказать, что, так как мы сегодня собрались вокруг конкурса Алексея Толстова, один из наших авторов Екатерина Мурашова, которая получила в свое время премию этого конкурса, в этом году была номинирована на премию Астрид Линдгрен с книгой «Класс коррекции». Это замечательная книга, которая отражает все проблемы современной России и которая могла бы стать такой точкой, вокруг которой бы возникла социальная дискуссия, относительно существования нашего современного общества, которая затронула бы проблемы не только субкультур, но и очень серьезной социальной разницы, которая возникает в нашем обществе. Эта книга как раз вот об этом. Вокруг этой книги могла бы возникнуть такая дискуссия. Как ее доставить в регионы? Я считаю, что эта книга должна быть в каждой библиотеке страны, как это сделать я пока не очень понимаю. Еще хочу сказать, что есть такой маленький позитивный момент в жизни маленьких издательств, которые с трудом существуют на то, что они издают и продают, хотя издают и продают достаточно качественную литературы. Это уважение и высокая оценка коллег на мировом рынке, так вот права на «Класс коррекции», буквально неделю назад, купило у нас издательство «Баярд»(?), одно из наиболее интересных и крупных издательство Франции. А до этого мы продали книгу «Приключения Джерика» о советском детстве в четыре страны. Вот все что мы можем с нашей стороны, мы делаем, но мы, конечно, хотели бы иметь поддержку. Поддержку книгоиздания, особенно если она войдет в какую-то более глобальную общую структуру, конечно, нам бы это помогло и думаю, что помогло бы детям.
Шувалов Ю.Е. Спасибо большое, я бы хотел предоставить слово сегодняшним призерам, я знаю, что хотели выступить несколько человек. Давайте сами, я не знаю вас в лицо. Пожалуйста.

Трушин О.Д. Хочу всех поприветствовать на столь значимом событии и скажу немножечко о том, что проблема поддержки государства именно для детских писателей не просто назрела, это стало на сегодняшний день необходимостью. Необходимостью вопиющей. Просто это нужно делать сию минуту. Я являюсь детским писателем, я знаю эту проблему и с другой стороны, несколько изнутри. О том, насколько тяжело и трудно сейчас детским писателям издаться, наверное, знают все, кто здесь присутствует. Отнести свою какую-то рукопись в издательство - это значит 99% получить от ворот поворот. То есть пристроить куда-то или издать какой-то журнал - это тоже очень большая проблема. Не берут, то есть в основном все издательства работают исключительно на коммерцию. Работает имя автора, старого автора. Молодой автор, который если живет в провинции то, я считаю, что для него исключено вынести что-то на всеобщее обозрение через издательство.
Хочу отметить еще, что поколение 90-х, которое воспитывалось именно в тот период, когда детская литература ушла в подполье, то есть она выпала из государственной поддержки вообще, и сегодня мы пожинаем те плоды. По профессии я адвокат, я вижу эту гибель того поколения на сегодняшних днях, именно в сегодняшнее время. Я вижу слезы, вот этот ужас, который происходит сегодня с этими детьми, вчерашними детьми. Если эта проблема 90-х годов останется и сегодня, и перейдет с нами в будущее, я считаю, что это не просто трагедия, это гибель для России самой как таковой.
Поэтому обращаюсь к представителям Государственной Думы, к тем, в чьей власти вынести данный вопрос на обсуждение на государственном уровне, задуматься над этой проблемой. Спасибо.
Шувалов Ю.Е. Спасибо. Мы уже задумались.
Пожалуйста. Вы тоже автор?

Златогорская О.В. Да, я писатель, я член Союза писателей Москвы, член Товарищества детских писателей, лауреат третьей премии.
Я как детский писатель буду говорить просто. У писателя на сегодня две основные проблемы, первая проблема, это проблема издаваться (об этом уже много говорили). Причем вчера был «круглый стол» в библиотеке имени Добролюбова на тему как научить детей получать удовольствие от чтения. Там библиотекари очень много говорили о том, что есть проблема низкопробной литературы и когда приходит ребенок и читает какой-то конкретный жанр - детектив или любовные истории, хочется сказать ему «Ну что ты читаешь вот эту макулатуру, возьми же хорошую», а хорошей современной книги нет. Есть очень много хороших книг советского периода, очень высоко уровня. А в библиотеке изданных книг на ту же тему, опять же хороших и качественных детективов, в которых была бы не просто какое-то веселье детей вокруг преступления и радость, что они могут расследовать преступление, это для них, как игра, а чтобы в этом был какая-то мораль, какой-то выход, какая-то катарсис для ребенка, чтобы он понял что-то новое для себя, чтобы у него развивалась душа. Этого нет. Причем эти произведения есть, они лежат у людей в столах. Их очень много в Интернете, люди пишу у себя в блогах, есть произведения очень хорошего качества, но они не могут их издать потому, что это неформат.
И вторая проблема, это если даже книга вышла… Вот у меня книга вышла, ее общий тираж для дебюта очень большой 9 тысяч экземпляров, обычно вот «Астрея», с которой я сотрудничаю, она дает 3 тысячи, меня почему-то они выпустили в трех сериях сразу, получился совокупный тираж 9 тысяч. Этих книг даже нет в областных городах нашей страны, за ними люди приезжают в Москву, я уже устала рассылать их своим друзьям потому, что они не могут их купить. Та же ситуация с книгами издательства «Самокат», когда люди в Воронеже пришли покупать книгу Дины Собитовой «Цирк в шкатулке», замечательную книгу, на них в магазинах посмотрели квадратными глазами и сказали, может быть издательство «Самовар», может вы путаете? То есть там даже не знают об этом. Таким образом, эти книги никуда не доходят.
А если мы коснемся библиотек, то мы увидим библиотеки трех уровней. Я сама смолянка, я прожила 28 лет в Смоленске, потом 6 лет в Калужской области в маленьком городке тридцатитысячном, в котором в книжном магазине, площадь которого как четверть этой комнаты, и там по одной книге разного жанра, один любовный роман, один детектив, одна энциклопедия, одна детская, одна страшилка. То есть мы видим библиотеки трех уровней, библиотека московская, в которой есть все, библиотека областная, в которой есть что-то, и библиотека деревенская, в которой нет ничего. Причем я была в нескольких деревенских библиотеках, в областях соседних с Москвой, там последняя детская новая книга пришла 15 лет назад, но зато им каждые 2 – 3 года приходит книга губернатора «Край наш такой-то», это огромная толстенная книга, та самая книга-муляж, которую выпускает человек, сидящий при власти, в которой много цветных иллюстраций, и которой цена 1500 рублей и все библиотекари в один голос говорят, они лучше бы на 1500 рублей прислали современных детских книг, хотя бы получилось 5-10 штук.
Мне хотелось бы сказать, что хотелось бы видеть конкретные меры, которые принимает государство, то есть государственное издательство, которое что-то издает, или госзаказ, который государство размещает в частные издательства. Чтобы те книги, книги лауреатов различных конкурсов, у нас множество конкурсов в России.. Когда мне прислали первый раз перечень всех литературных конкурсов он был на пять страниц, и эти книги никто не печатает. Есть конкурс Владислава Петровича Крапивина, международный литературный конкурс, вот я его лауреат, книги этих лауреатов никто не печатает. Я еще раз скажу, либо это какое-то издательство, которое будет состоять из экспертов, которые смогут выбрать лучшие книги и напечатать их, либо размещать госзаказ в коммерческие издательства. Я думаю, что коммерческие издательства охотно этот госзаказ примут.
Очень многие писатели, которые я знаю лично, не могут писать потому, что им приходится зарабатывать на хлеб. Раньше в советские времена была такая вещь как аванс, я считаю, что необходимы гранты. То есть писателю, который известен как лауреат, как человек, который пишет, как человек, который делает качественные и нужные обществу вещи, он должен просто получить грант и писать новые вещи, а не заниматься зарабатыванием на хлеб. Почему так мало писателей мужчин? Потому что им нужно семью содержать, им некогда заниматься литературным трудом.
И наведение какого-то порядка в библиотеках. Опять же очень много молодых талантливых людей. Есть Фонд социально-экономических инициатив, «Фонд Филатова» известный, который проводит ежегодный семинар молодых писателей в Липках, туда съезжается где-то 150 – 180 молодых писателей, там проходит какая-то учеба, мастер-классы, обсуждение и еще что-то. То есть этого не хватает, очень многие талантливые люди, о которых я читаю в Интернете, совершают совершенно одинаковые банальные ошибки и их никто не учит. Литературный институт не может научить всех талантливых людей.
Мне кажется, что вот на конкретные какие-то вещи должно обратить внимание государство и заниматься чем-то конкретным, и тогда мы вырастим это сложного человека. Спасибо.
Шувалов Ю.Е. Спасибо, я хочу сказать, что у нас сегодня впервые состоялся такой содержательный разговор о книге и книгоиздательстве, о поддержки писателей, я думаю, что это не случайно произошло именно сейчас, когда страна все-таки вышла на какой-то другой уровень своего развития, несмотря на кризис. Я хочу вам сказать, что, безусловно, будут результаты нашего обсуждения, и я вижу, что Комитет по культуре серьезно эту проблему понимает. Но мы не обречены, скажем так, на умирание, я хочу заверить, безусловно, происходит очень сложные процесс в обществе и в мире в целом. Тем не менее то, что мы сегодня говорили и вот так обмениваемся, и насколько для нас это важно, ничего подобного я не мог себе представить пять лет назад, например. Тогда мы тоже здесь собирались, но нас интересовали пенсии, рабочие места и в принципе нельзя было подумать, что мы будем говорить о школьных библиотеках. Сегодня мы об этом говорим, и это для нас важно, поэтому мы это этот вопрос и восстановим и, может быть, на новом уровне создадим систему продвижения книг.
Еще раз хочу сказать главное, что мы об этом начали говорить и наш Центр поможет актуализировать эту проблему, в этом вы можете не сомневаться. Я всех вас хочу видеть в качестве экспертов по поддержки российской культуры, продвижению книг и приглашаю к сотрудничеству.
Спасибо за внимание.
Нечипоренко Ю.Д. Можно еще несколько слов?
Шувалов Ю.Е. Конечно можно, но только коротко, а то у нас уже по времени…

Нечипопоренко Ю.Д. Я хочу сказать, что у нас клуб детских писателей «Черная курица», уже около 20 лет мы существуем и наблюдаем за тенденциями деградации вообще в детской литературе. Мы недавно открыли поселковую библиотеку, если говорить о библиотеках, присвоили звание поселковой библиотеки поселка Столбовая имя Олега Кургузова. Может быть, кто-нибудь помнит Олега Кургузова, мы его все помним. 15 писателей приехали, и это было небывалое событие. Мы с директором московской областной библиотеки собрались у Ольги Павловной Кубышкиной, и говорили о том, как привлечь внимание к книге. Но ведь книга это след личности, все решается через личность. То есть если встреча с писателем, я не знаю, делает ли Малахова Наталья Григорьевна такие встречи в Российской библиотеке, нам это нам мало известно, а вот встреча в библиотеках с писателем привлекает внимание к книгам этого писателя и дальше к книгам этой серии, этих друзей. Это лишь средство межличностного общения и для создания сложной личности, кто такой «человек книги», это писатель, писатель это «человек книги», собственно он и эманирует из себя вот эти смыслы и свойства, и нужно встречаться от человека к человеку, не абстрактно как-то, а от писателя к читателю. Нужно делать эти встречи, это известно, что это происходит. Нужно сделать координацию в этом, потому что у нас произошло уничтожение журнала «Детская литература», его нет. Теперь у нас уничтожен Дом детской книги, бутиком заменили в центре Москвы. Поэтому вот эта ситуация, когда мы пытаемся что-то делать в Интернете, наши сообщества у нас журнал «Электронные пампасы», мы там издаем книги, серии каких-то книг, мы пытаемся противодействовать этому разрыву. Я очень уважаю издательство «Самокат», но оно работает в очень узкой области, на мой взгляд, в основном для вундеркиндов, то есть проблема состоит в том, что мы должны издавать книги для широкого читателя, то есть не только для посвященных детей-отличников, но чтобы и троечники читали.
Последнее что я хочу сказать, я еще доктор наук и вчера я был в Московском университете и оппонировал диссертацию по биофизике, по моей специальности. Абсолютно безграмотно написанная диссертация, присваивается степень кандидата наук. Ну что нам тогда экзамены по русскому языку кандидатские проводить? Понимаете, это фантастика, уровень деградационных процессов просто потрясающий. Нам нужно этому противодействовать, противодействовать разрыву поколений. Спасибо.
Шувалов Ю.Е. Спасибо большое. Кто еще хотел выступить?

Вторушин С.В. Я буквально пару слов скажу. Я из Барнаула, меня зовут Станислав Вторушин - лауреат нынешнего года, но, кроме того, я возглавляю журнал «Алтай», журнал выходит с 47 года, старейший журнал, он выходит один раз в два месяца, это толстый журнал, жаль я не привез его, чтобы показать. Что интересно, журнал имеет тираж 2500 экземпляров, я считаю, что для регионального журнала это очень большой тираж, из этих 2500 экземпляров, 1250 идет в районные и сельские библиотеки, примерно 60-80 экземпляров идет в розницу, ну авторам раздаем, остальное по подписке. У нас начали подписывать этот журнал с этого года особенно интенсивно 700 школ. Понимаете, школьные библиотеки начали получать. Потому, что интерес к Интернету колоссальный у детей, и ничего нам не сделать с этим, они готовы сидеть там часами, но Интернет не воспитывает человека, он дает информацию. Для того чтобы человек научился правильно говорить, он должен читать книгу, язык Интернета и язык художественной литературы - это совершенно разные вещи. А если человек научился правильно говорить, он начинает правильно мыслить, без этого нельзя воспитать нового человека о чем, сегодня говорили. Но путь автора или книги к читателю невероятно трудный сейчас, потому что рынок поставил все с ног на голову, сейчас издается массовыми тиражами литература, которая приносит доход.
Вот говорили здесь об интеллектуальной литературе, ее практически нет, тиражи ничтожные. Но у нас выходит. Губернатор поддерживает наши издания. Тираж 1000 экземпляров, ну что это за тираж? Колоссальную работу проводит Союз писателей и Ирина Владимировна Репьева, я это должен отметить, проводя вот этот конкурс, это все на общественных началах. Они ищут деньги для того, чтобы потом победителя конкурса издать мизерными тиражами по 3 – 5 тысяч. Ну почему не сделать, чтобы победители этого конкурса издавались, и эти книги шли? У нас 60 тысяч библиотек, а тираж 3 тысячи, куда попадет? Они сами рассылают, в краевую библиотеку пришел один экземпляр, а у нас 450 только сельских библиотек и районных, еще примерно 1200 школьных библиотек, они этих книг не получают, это нужен государственный заказ. Государственный заказ нужен на детскую литературу, на эти издания. Хотя бы для начала публиковали лауреатов, потому что это уже проверенная книга и какое-то качество гарантирует. Надо вообще программу чтения заново принимать и заново издавать.
Шувалов Ю.Е. Хорошо спасибо, еще есть желающие? Пожалуйста, коротко только я прошу.

Мирошникова Л.К. Я из Краснодара, член Союза писателей России, выпускница Московского литературного института имени Горького.
Работая литературным консультантом, сталкиваюсь очень часто с таким явлением, приходит автор с новой книгой, хорошо изданной за кругленькую сумму, и предъявляет претензии на прием в Союз писателей. И когда начинаешь говорить, что, извините, ваша книга очень низкого художественного уровня, слышишь иногда звучат такие речи, одна дамочка мне сказала «Милочка моя, у меня уже пятая книга», дескать, какое ты имеешь право мне указывать, она уже считает себя классиком. И вот такие авторы пробивают дверь в любую администрацию, они могут себя преподнести настолько, что удивляешься, открываешь хрестоматию по кубановеденью и видишь эти стихи или рассказы, никчемные, изданные для изучения детьми в школе. То есть графомания наступает по всем фронтам и это уже явление духовной катастрофы.
На самом деле действительно нужен государственный подход и я должна сказать, что уже 20 лет моего стажа пребывания в литературе среди писателей и очень хочется, чтобы положительный опыт прошлых лет советского периода был принят сегодня, почему не вернуть бюро пропаганды художественной литературы? Понимаете, школы нас хотят пригласить, но у них нет средств для того чтобы оплатить наше выступление или бесплатно им тоже не удобно. То есть над вот этими тонкими вопросами подумать, интеллектуальный труд писателей тоже должен быть оплачиваемый. Если я ребенком в 7 лет мечтала стать поэтессой, учиться в московском литературном институте, моя детская мечта сбылась, сейчас, наверняка, не услышишь от ребенка таких слов, что я хочу стать писателем или поэтом, потому что статус писателя очень низок сегодня в наше время. На самом деле не время бесплодно, а бесплодна среда. И то, что наши классики Агния Барто, Корней Чуковский, Маршак были в свое время востребованы, это плюс только той среде и государственным структурам, которые поддерживали, выделяли дотации на издание детских книг, поэтому и книги были самыми дешевыми, и страна была самой читаемой.
В заключение я хочу сказать, что все-таки от того, какая литература детская сегодня завоюет наше информационное пространство, зависит духовно-нравственный и интеллектуальный уровень будущих наших поколений. Поэтому очень бы хотелось, чтобы вернули те институты, которые были в советский период, и статус писателя детского должен быть поднят, мы должны выступать на телевидении. Я представляю Кубань и хочу заявить, конечно, олимпиада, понятно, что приоритеты спорту, но почему-то нас совершенно на пятимиллионную Кубань не показывают ни по телевидению, не финансируются издания и не оплачивают наш труд, это очень и очень плачевно. Хотелось бы, чтобы вот такие проекты, которые возглавляет Ирина Владимировна Репьева, на государственном уровне финансировались и для издания книг лауреатов и чтобы они шли вперед и им давали больше полномочий, вплоть до цензуры потому, что сегодня графомания заглушила полностью все наше информационное пространство.


Дворцов В.В. Я немного добавлю. Я как лауреат и секретарь правления Союза писателей. Вот эта тема очень больная. Действительно, такой шлейф от Швыдкого остался, когда был конфликт. Есть великолепная организация, она существует, несмотря ни на что, это Союз писателей России, которая прошла и доказала свое профессиональное существование через самые страшные 90-е годы. Почему она не задействована? Почему не привлекается к сотрудничеству Центр социально-консервативной политики? Ну мы все консерваторы, мы же понимаем что такое личные ценности, почему нет привлечение профессионалов в этой сфере?
Шувалов Ю.Е. Спасибо, будем привлекать.
Спасибо всем участником, поздравляю с наступающим Новым годом.
А сейчас я хочу поздравить лауреатов вместе с Ириной Владимировной.


[назад]

Хотите чтобы информация о ваших произведениях появилась в нашем каталоге, пишите к нам на почту zharptiza (a) rambler.ru ("а" в скобках меняем на @) или в гостевую книгу.

Внимание! Все литературные произведения, находящиеся на сайте, защищены Российским законодательством об авторском праве