Новости
О нас
Книги
Конкурс
Гостевая
Ссылки

Марианна Бор-Паздникова

Уурратун

Верблюжонка звали Уурратун, что значит «Белая звёздочка». Назвали его так потому, что шёрстка его была белой. Жил он с мамой в самой красивой пустыне на свете. Вокруг, куда ни посмотришь, были барханы. Ветер играл песком, передувал барханы с места на место, придавая им необычные формы. Иногда так заигрывался, что создавал из песка целые башни и замки. Ещё ветер любил украшать склоны барханов песчаными волнами. «Как на море», —вздыхала мама. Когда-то, много лет назад, ходила она с караваном верблюдов к морю. Солёному и синему. Ветер играл водой. По морю бежали, догоняя друг друга, волны. «Как дома, в пустыне», — вздыхали тогда верблюды, вспоминая свои пески. Много дней и ночей шли они до моря и уже скучали по родным местам. И волны на море напоминали им волны на песке.

Уурратун очень любил слушать мамин рассказ. Мечтал увидеть море. Он слушал и задумчиво рассматривал пустыню. Пейзаж её каждый день был разный, как будто они с мамой всё время куда-то шли.

Когда Уурратун немного подрос и стал задавать много вопросов, мама стала учить его считать. «Смотри, — говорила она — один бархан, два бархана, три бархана… Одна колючка, две колючки…» Верблюжонку очень понравилось это занятие. Он решил пересчитать все барханы и колючки в пустыне. С утра до вечера он только и занимался

тем, что считал: «Одна колючка, две колючки, три колючки, четыре… пять…» У него никак не получалось сосчитать их все. То мама съест колючку, которую он только что посчитал, то ветер унесёт девятую колючку и он собьётся со счёта — и надо начинать считать снова.

Однажды ночью Уурратун проснулся оттого, что светила очень яркая луна. Она была огромная и жёлтая. И она была одна. Он стал искать вторую луну, третью… но не нашёл.

— Мама, почему луна одна?

— Потому что хватает одной луны, чтобы осветить ночью нашу пустыню.

— А на море тоже была луна?

— Была.

— Это была другая луна? Морская?

— Нет. Это была эта же луна. Она шла за нами, освещая нам дорогу ночью.

— А днём она шла за вами?

— Нет. Днём нам светило солнце.

— А как же ночью луна снова находила вас? Ведь за день вы далеко уходили… — не отставал верблюжонок.

Мама смущённо молчала. Она не знала ответа на этот вопрос.

— Смотри, мама, колючка с неба упала. А она может упасть на нас? А почему на небе так много маленьких колючек, там тоже есть верблюды? А они видят нас? Сверху всё хорошо видно!

Верблюжонок так много задавал вопросов, что мама не успевала ему отвечать. Наконец ей удалось вставить слово:

— Это звёзды.

— Звёзды?! — У верблюжонка от восхищения перехватило дыхание. — А может быть, наши колючки — это тоже звёзды? Надо посмотреть утром повнимательнее… — прошептал он и, покрепче прижавшись к тёплому маминому боку, заснул.

Ночью ему снилось, что он гуляет по небу и считает звёзды. Некоторые звёзды срывались с неба, падали в пустыню и становились колючками. И он кричал сверху маме: «Мама! Вот ещё одна вкусная колючка!..»

Звёзд было так много, что сосчитать их он не смог. Верблюжонок умел считать только до десяти. Он сосчитал десять раз по десять звёзд, но сколько это получится, не знал. «Надо спросить у мамы», — подумал он и подошёл к луне. Она стояла между звёзд, как большая кукурузная лепёшка, которой его угощали люди из проходившего мимо них каравана. Уурратун подтолкнул луну, и она, как колесо, покатилась между звёзд. «К морю!» — подумал верблюжонок. Навстречу ему уже катилось солнце, стало тепло, и он проснулся.

Солнце уже стояло высоко. Воздух и песок прогрелись. Съев на завтрак три жирные колючки, верблюжонок отправился посмотреть, сколько их нападало за ночь с неба.

— Далеко не уходи, — напомнила ему мама.

— Хорошо! — махнул хвостиком Уурратун.

Верблюжонок поднялся на третий бархан и замер от удивления и восхищения. Чуть поодаль от него, внизу, было море! Самое настоящее, синее море! С волнами, которыми играл ветер! И с белыми барашками на волнах!

— Мама! — крикнул он громко, чтобы мама услышала его. — К нам пришло море!

И, что было сил бросился вниз с бархана. Он бежал, бежал и бежал… И ему казалось, что вот сейчас он окунётся в эти синие волны в белых барашках… Но моря всё не было. Оно уходило всё дальше и дальше… И наконец исчезло совсем. Он сел и заплакал. Горько и безутешно. И не заметил, как к нему подошла мама.

— Это мираж, — сказала она.

— Нет! Нет! Мамочка, это было море! Настоящее море! Просто я не успел его догнать. — И он снова заплакал.

— Мираж — это видение, — сказала мама, вытирая ему слёзы. — Это колебания горячего воздуха, игра воздуха и ветра. Так говорят. Но я знаю: видят то, что хотят увидеть! Не надо плакать. Когда ты вырастешь, ты сможешь увидеть настоящее море. Желания всегда сбываются, верблюжонок!

[назад]

Хотите чтобы информация о ваших произведениях появилась в нашем каталоге, пишите к нам на почту zharptiza (a) rambler.ru ("а" в скобках меняем на @) или в гостевую книгу.

Внимание! Все литературные произведения, находящиеся на сайте, защищены Российским законодательством об авторском праве.